17. Как Библия дошла до нас?

Создано 05 Август 2008 Категория: Божья истина
Просмотров: 9132
Печать

Затеять разговор о Библии - для некоторых все равно, что размахивать красной тряпкой перед быком.

«Библия, - фыркнет такой джентльмен, - кому она нужна эта Библия? Зачем вообще о ней вспоминать?

Обратимся к ее истории. Написана так давно, что никто не знает, кто ее написал. Копирована и перекопирована столько раз, что никто уже не знает, какие изменения она могла претерпеть с течением времени. Переведена так много раз, что возьми одни и те же стихи из десятка версий, и все будут разные. А когда вы это сделаете, то сможете интерпретировать полученное как вам заблагорассудится.

Во всяком случае, - добавит он, - надо ответить на вопрос: как выбирали книги, которые вошли в Библию? Пришпилили булавкой?»

Хотя и не в самых вежливых выражениях, этот человек затронул действительно существующие проблемы. Вот они:

1. Копирование. Самые старые манускрипты, в лучшем случае, являются копиями оригиналов. Большинство списков являются копиями копий других копий... десять-двадцать пока дошли до нас. Какие гарантии есть у нас, что там не наделано ошибок? И какая польза верить, что каждое слово богодухновенно, если мы не можем полагаться на перевод?

2. Отбор. Библия содержит 66 книг, от Бытия до Откровения. Почему эти 66, и никакие другие? Кто отбирал их, когда, как? А ведь римско-католическая Библия (и Русская Православная) содержит еще несколько дополнительных книг, почему они не включены в протестантские издания?

3. Переводы. Большинство из нас вынуждено читать Библию только на своем родном языке, поскольку мы не знаем ни древнееврейского, ни греческого. Миллионы других людей полагаются на переводы на китайский, шведский, индийски и другие языки. Однако при переводе книги что-то теряют. Какой смысл был в Божьем вдохновлении слов Библии, если все эти слова изменятся при переводе?

4. Интерпретация. Библия одна. Но существуют десятки религиозных групп, каждая из которых, интерпретируя Библию по-своему, доказывает свою правоту. Какой смысл полагать книгу богодухновенной, если она имеет такое туманное изложение, что допускает различные толкования?

Все вопросы очень важные. Попытаемся дать честные, неуклончивые ответы.{mospagebreak}

Насколько старательны были переписчики?

Обратимся вначале к еврейским переписчикам Ветхого Завета. Существует лишь одно слово, которым можно оценить их работу: великолепно.

Группа еврейских служителей, называвшихся Мазоретами, составила свод правил для переписчиков Библии, т.е. Ветхого Завета. Они работали до 6 века Р.Х., но мы знаем, что еврейские переписчики славились качеством своей работы задолго до этих дней. Так случилось, что именно Мазореты оставили наиболее подробные отчеты о своей деятельности.

Мазореты донесли до нас правила чтения их ветхозаветных слов. В еврейском языке нет гласных. Если слово «лес» написать по нормам еврейской грамматики, то получится «лс». Мы можем домыслить любое сочетание: лес, лис , лас, люс и т.д. Ясно, что прочитать такой текст под силу только коренному еврею, что спокойно и делает каждый житель Тель Авива, читая утренние газеты.

Мазореты же ничего не пустили на самотек. Они добавили в текст специальные значки для чтения гласной в слове (названные „огласовками"). В 999 случаях из тысячи эти значки «срабатывают» правильно. В тысячном слове переводчиков начинают одолевать сомнения: правильно ли Мазореты употребили значок?

Евреи всегда признавали важность наличия образцовой копии Ветхого Завета, с которой они копировали новые. Ссылки на такой экземпляр есть во многих древнееврейских книгах (например, в Письме Аристеаса; писаниях Иосифа; Талмуде) и в самом Ветхом Завете (Второзаконие 31:9; 2 Паралипоменон 23:11).

В старину евреи хранили этот образец Писаний в Иерусалимском храме. В каждой стране хранится образцовый «метр» или «килограмм», по которым сверяются все остальные меры длины и веса, которыми пользуется население. Так же и все копии еврейской Библии сверялись с этим образцовым списком.

Этот образцовый список торжественно был препровожден в Рим после разрушения Иерусалимского храма в 70г. Р.Х. Следующие пять веков у евреев не было их первой копии. Затем путем сличения всех имеющихся у них переписанных книг они восстановили стандартную копию. Тогда-то они и установили те правила, чтобы обезопасить книгу на будущее.

Вот один пример для иллюстрации суровости этих правил. Мазореты составили таблицы для подсчета повторений каждой буквы во всей (!) книге. Таблица могла выглядеть так:

Эта книга содержит столько-то «А» (алеф); столько-то «В» (бет) - и так до конца алфавита.

Когда переписчик заканчивал работу, он подсчитывал все буквы и сравнивал с таблицей. Если ему случалось не досчитаться одной буквы, то он начинал переписывать книгу сначала. (Зная человеческую натуру, можно только с удивлением спросить, всегда ли он это делал?!)

Ученые сообщают, что благодаря таким строгостям еврейские манускрипты во всем мире имеют удивительно мало различий.

Осталось под вопросом, сохранили ли евреи идентичность новой образцовой копии с той, что была увезена в Рим? Ведь прошло пять веков прежде, чем они хватились ее. Почем знать, так ли они схожи?

До 1947г. ответа на этот вопрос не было. Старейшие еврейские тексты, имевшиеся тогда в распоряжении ученых, датировались десятым веком, т.е. уже были мазоретскими, и их не с чем было сравнить, за исключением нескольких имевшихся более древних фрагментов.

В 1947г. были обнаружены первые свитки Мертвого моря. Это были списки Ветхого Завета и других религиозных книг евреев, спрятанные в пещерах около 70г. по Р.Х. Римские легионы маршировали по их землям и еврейские монахи спрятали книги «до лучших времен». Увы, им не суждено было вернуться за своей собственностью. Немногим евреям удалось избежать плена или смерти, и книги пролежали нетронутыми девятнадцать веков.

Для исследователей Библии наибольший интерес представляют два списка Исаии. Один известен как «1Q Isaiah А», полный. Второй - «1Q Isaiah В», неполный. И один из них лучшего качества, другой похуже.

Химик-аналитик для своей точной работы может купить стандартный образец веса высокой точности, аптекарь удовлетворится более дешевым образцом, а бакалейщик может взвесить картофель простой железной гирей. Таким же образом вторая из упомянутых копий, вероятно, была предназначена для большой богатой синагоги, тогда как копия «А» была менее точной, вышедшая из-под пера не столь умелого переписчика, и предназначалась, вероятно, не таким значительным персонам.

По общему мнению, подтверждаемому списками Мертвого моря, еврейские переписчики сохраняли поразительную точность в работе над созданием копий Библии. Даже менее точная копия «А» отличается от оригинального Мазоретского текста только в нескольких незначительных деталях. «Копия «В» настолько близка к традиционному Мазотескому тексту, что эти незначительные различия не имеют практического значения».

Мы находимся в неоплатном долгу перед переписчиками, сохранившими для нас первозданный текст Библии.{mospagebreak}

Переписчики Нового Завета

Сразу отметим печальный факт: христианские переписчики не были столь же старательны, как их еврейские коллеги. Если это было не так, мы должны были иметь очень аккуратный текст Нового Завета, ибо у его переписчиков было два существенных преимущества.

Во-первых, списки Нового Завета несравненно моложе ветхозаветных. Во-вторых, мы располагаем большим числом книг Нового Завета, на которые можно опираться. Хорошо то, что эти два положительных момента компенсируют относительно менее добросовестное отношение христианских переписчиков к работе. Это и в самом деле только относительно меньшая добросовестность: они делали свою работу на высоком уровне, но не достигали того фантастического уровня стандартов, как их еврейские коллеги. Важно и большое количество сохранившегося материала. Известно около 5 000 отдельных манускриптов Нового Завета, хранящихся в музеях и библиотеках мира. Одни представлены лишь фрагментами, другие - практически в целом виде. Еще существует множество переводов. Большую роль играют ранние христианские цитирования и заимствования из Нового Завета.

Ученый 19 века Дин Бургон подсчитал все ранние цитаты, какие только смог найти. Он написал о 19 370 цитатах из Евангелий, 14 905 - из Посланий, 1 382 - из Деяний Апостолов и 644 - из книги Откровение. В наши дни пересчет открыл бы еще большее их количество.

Вы можете спросить, а какая польза от такого количества манускриптов, если ни один из них не точен? Ответ заключается в том, что, сравнивая их, мы можем найти большинство вкравшихся ошибок и восстановить первоначальный текст. Это довольно утомительная работа, но все же реально выполнимая. К счастью для нас, тысячи одержимых людей за последние четыре века посвятили лучшие годы своей жизни этой работе.

Существует два вида ошибок: допущенных намеренно и случайно. Вставка второй части предложения в 1Ин.5:7 рассматривается как преднамеренное искажение первоначального текста. Некоторые книжники, действительно, думали, что имеют право совершенствовать текст, написанный Иоанном. Поддельная сущность данного отрывка, имеющегося во многих версиях, в том числе и в русской, была открыта очень давно. Вставленные слова опущены во многих современных версиях.

Случайные пропуски зачастую заметить труднее, однако, существует метод для их поиска. Многим видам ошибок даже даны свои имена. Большую часть этих названий простому человеку будет очень сложно запомнить. Самая распространенная форма ошибки названа «хомоеотелеутон» (от греческого выражения, которое можно перевести «одинаковое окончание»). Если одно и то же слово встречается, скажем, в конце третьей и четвертой строчки, то переводчик может легко перескочить с конца третьей строчки сразу к началу пятой. Если это происходит, то это и называется хомоеотелеутон. К счастью, обычно легче обнаружить такую ошибку в тексте, чем запомнить ее название.

Другая разновидность ошибки, которую также довольно просто обнаружить, имеет легко запоминающееся название: диттографи. Никакого приза вы не получите за предположение, что суть ее состоит в случайном написании одного и того же слова дважды.

Очень скоро ученому, работающему в данной области, становится ясно, что существуют хорошие и плохие манускрипты. Он может разделить их на отдельные группы, и затем уже сказать довольно точно, что, например, манускрипты X, Y и Z являются копиями более ранних манускриптов. Таким образом, он способен вычислить текст, который будет более чем на 99% совершенным. Другими словами, он будет практически полностью уверен в его абсолютной точности.

Иногда встречается фраза или слово, в переводе которого исследователь не может быть полностью уверен. Если бы он был переводчиком Библии, он мог бы обозначить свои сомнения в сноске. Например, Мк.1:34 говорит нам о том, что Иисус «не позволял бесам говорить, что они знают Его». В версии перевода Библии от 1885г. (RV) эти слова переведены точно так же, как и в Авторизованной версии, но в сноске сказано, что «во многих древних манускриптах добавлено: „...что Он -Христос"».

Эти довольно распространенные несоответствия есть и в нашем греческом Новом Завете, но их очень мало, и все они незначительны. Зачастую они оказывают не такое уж большое воздействие на смысл отрывка.

А как они затрагивают проблему вдохновения? Мы поразмышляем об этом позже, но сначала я хотел бы обсудить другой вопрос.{mospagebreak}

Подводя черту

Раньше или позже кто-то - или даже группа таких персон - должен был провести черту. По одну сторону этой черты они поместили шестьдесят шесть книг, составляющих современную Библию. По другую сторону они оставили все остальные книги, когда-либо написанные в мире. Проведенная линия была названа «каноном Писаний».

«Возьмем эти шестьдесят шесть книг и только их - сказали они. - Эти книги являются вдохновенным Словом Бога. Все остальные когда-либо написанные книги являются просто результатом творения обычных людей».

Нам нужно знать, как это важное решение было принято. Иначе мы не будем знать, можем ли мы доверять людям, принявшим такое решение. Нам нужны достаточно веские доводы, чтобы почувствовать уверенность в том, что линия была проведена в правильном месте. Каковы же факты?

Как и со многими другими вопросами, касающимися Библии, первым фактом является то, что у ученых нет единого мнения. Здесь существуют две основные школы.

Первая школа утверждает, что Библия «просто появилась», как та известная юная девушка по имени Топси из „Хижины Дяди Тома". Большинство современных ученых принадлежат как раз к этой „школе Топси". Эту теорию можно объяснить вкратце примерно так:

За тысячелетия люди перемешали огромное количество религиозных книг. Некоторые были написаны впервые, другие же являлись просто переписью древних книг с некоторыми внесенными изменениями. Постепенно люди стали понимать, что некоторые из этих книг обладают определенными достоинствами, точно так, как люди относятся к пьесам Шекспира, считая их величайшим достижением английской литературы.

Сначала иудеи не были единодушны в выборе лучших религиозных книг. Они спорили годами, прежде чем принять окончательное решение. Ко времени Христа они, практически, были согласны, какие книги составят Слово Божие. Но относительно некоторых книг споры продолжались и в ту пору.

Этот вопрос был окончательно улажен приблизительно в 90г.н.э. Иудейским религиозным советом, известным под названием Синедрион. Этому предшествовало множество дебатов на религиозные темы в течение нескольких лет после 70г.н.э. Очень часто собрания, проводимые в этот период времени, называются Советом Джамны по названию местечка недалеко от Яффы, где они проходили.

Возможно, раввины до самого конца не делали никаких официальных заявлений о своих открытиях. Но с того времени евреи уже больше серьезно не сомневались в каноне Писания. Их Библия оставалась именно такой, как наш Ветхий Завет.

Тем временем ранняя христианская церковь была занята составлением собственной коллекции священных книг. Некоторые из них, признанные выдающимися, стали добавляться христианами к еврейскому Ветхому Завету, который они уже почитали как Слово Бога. Но прошло много времени, прежде чем ранняя церковь окончательно смогла принять решение о каноне Нового Завета.

Решение было принято лишь в 393 году на втором Иппийском Соборе, да и то не сразу. Понадобился еще Третий, Карфагенский Совет 397 года, когда Новый Завет был утвержден в той форме, которую мы имеем теперь.

В таком виде ситуация выглядит не слишком хорошо. Но у этой истории есть две стороны. Другая группа ученых придерживается абсолютно иной линии. Они говорят, что теория Топси просто не соответствует фактам. Такая замечательная книга как Библия, говорят они, не могла появиться таким «примитивным» образом, и предпочитают иную версию:

Когда Бог впервые использовал человека для написания вдохновленной Им книги, человек должен был вполне осознавать этот факт. Его ближайшие сподвижники также были ведомы Господом для осознания факта богодухновенности Библии. Таким образом, линия проводилась сразу после того, как очередная книга была написана. Так Писание пополнялось с течением веков книга за книгой по мере их написания. Книга росла, но росла под неусыпным контролем Бога.

Если именно так все и случилось, то зачем же нужно было спорить об этом? Это можно объяснить довольно просто. Некоторые из возражавших могли быть не осведомлены об истинных фактах, точно так, как Фома, споривший о воскресении Иисуса, потому что сам пропустил видимое доказательство (Иоанн 20:19-29). Всегда есть люди в любом собрании, которые непременно выступают против чего угодно, лишь бы быть против.

Как же выбрать между этими точками зрения?

Главное, не следовать слепо за большинством, ведь как уже было показано в этой книге, большинство далеко не всегда право. Равно не следует поддаваться и эмоциям, особенно в вопросах религии. Лучше старательнее исследовать факты.

Но вначале позвольте предупредить, что здесь могут играть роль предубеждения - мои, ваши, ученых. Если мы заранее встанем на точку зрения, что ничего чудесного не происходило в становлении Библии, что она не богодухновенна, то мы будем безнадежно предубеждены против второй предложенной точки зрения, ибо не оставим себе никакой альтернативы. Как будет показано в главе 21, признать наличие чудес гораздо «научнее», чем их отрицать. А в главах 14 и 16 мы уже видели, что гораздо спокойнее признать богодухновенность Библии, чем ее отвергать. Поэтому нет ничего невозможного в предположении о том, что Дух Божий постоянном руководил процессом составления Его собственной книги.

Но обратимся к историческим фактам.{mospagebreak}

Ветхозаветный канон

История - как наука, а не история, являющаяся составной частью Библии, - практически ничего не говорит нам о ранней истории Ветхого Завета. Писания евреев были завершены в пятом веке до н.э. и стали для евреев повседневной книгой для чтения прежде, чем о ней узнал остальной мир.

За три столетия до Христа многие грекоязычные евреи уже жили за пределами Израиля, в основном, - в Египте. Во втором и первом веках до н.э. они делали для себя новые копии Писания на греческом языке. Эти книги известны как «Септуагинта» (или LXX - для краткости). Название это объясняется легендой о 72 переводчиках, за 72 дня сделавших этот перевод (Септуагинта на латыни значит семьдесят).

Это не самый удачный перевод, качество его меняется от книги к книге. Но, за неимением лучшего, грекоязычные христиане скоро приняли его. Перевод сохранился благодаря стараниям этих первых христиан, а не евреев.

За период с 300г. до н.э. по 100г. н.э. было написано большое количество еврейских религиозных книг. Ни одна из них не была почитаема священной иерусалимскими евреями, но евреи, жившие в Александрии переводили их на греческий и даже подшивали к Септуагинте. Это небольшое число книг получило название «апокрифов».

Вероятно, «подшивали» является неточным выражением, т.к. книги тогда состояли из большого числа отдельных свитков, хранившихся в одном месте. Книги, более или менее похожие на наши, были изобретены уже после эпохи Христа и назывались «кодекс». Но когда Септуагинта появилась в виде кодекса, апокрифы тут же были переплетены с ней вместе, т.е. включены в состав Ветхого Завета.

Почему так произошло, остается загадкой. Некоторые ученые полагают, что грекоговорящие евреи посчитали их также богодухновенными, но эта точка зрения никак не подтверждена. Если они, действительно, так считали, то это был с их стороны крайне неортодоксальный подход.

Евреи вообще, а иерусалимские евреи в частности, считали канон Писания давно завершенным. Нам известно это по трудам двух еврейских писателей, Фило и Иосифа, живших в первом веке н.э. Но писали они об этом каноне в очень туманных выражениях, так что нельзя даже судить о том, воспринимали ли они в качестве канона именно те 39 книг Ветхого Завета, как мы к этому привыкли. Но одно ясно: они полагали канон Ветхого Завета завершенным уже задолго до них и преподносили это не как свой личный взгляд, но как ортодоксальное еврейское положение веры.

Поэтому кажется маловероятным, чтобы грекоговорящие евреи из Александрии, к которым относился и Фило, могли считать апокрифы богодухновенными. Традиция же хранить апокрифы в одном месте с Писанием может иметь другое объяснение. У меня когда-то была Библия, переплетенная с молитвенником - для удобства пользования. Но никто не считает молитвенник богодухновенным. Возможно, то же случилось и с апокрифами.

Маловероятно, чтобы апокрифы считались такими же священными книгами, как Писание, еще по одному соображению. Новозаветные авторы цитируют Писание более 200 раз, сопровождая ссылки словами вроде «Так сказано в Писании» или «Как написано...». Но нет ни одной цитаты из апокрифов. Отсюда можно сделать вывод, что Иисус пользовался каноном из традиционных 39 книг. Единственным отличием Библии, которой пользовался Христос, от нашей (кроме языка, естественно), является порядок книг. Начинаются они одинаково с Бытия, но современная Библия завершается книгой Малахии, а в Библии Иисуса последней была 2Паралипоменон. Когда Иисус хотел вспомнить всех мучеников Ветхого Завета, Он говорил:

«Да взыщется от рода этого кровь всех пророков, пролитая от создания мира. От крови Авеля до крови Захарии»
(Лука 11:50,51).

Авель был первым мучеником, упомянутым в еврейском Ветхом Завете (Бытие 4), а Захария - последним (2 Паралипоменон 24). В апокрифах упоминается великое множество мучеников после Захарии, но Христос всех их игнорировал.

В свете всего сказанного можно считать, что канон Ветхого Завета был завершен задолго до Иисуса. Как указывают многие ученые, еврейский Совет Джамны не был занят решением нового вопроса, а лишь хотел избежать ненужных дискуссий по уже давно решенному.

Тем не менее, вопрос был поставлен, но не евреями. Ранняя христианская церковь пользовалась греческой Библией, переплетенной с апокрифами, что заставляло одних христиан полагать, будто апокрифы тоже богодухновенны. Другие возражали.

Вопрос дебатировался много веков подряд. Лишь в 1546г. Трентский Католический Совет признал апокрифы богодухновенными. Протестантские церкви никогда с этим не соглашались и всегда имели своим авторитетом Писание, которое читал еще Иисус Христос. Попытка католиков ввести апокрифы в Библию наравне с Ветхим Заветом противоречит историческим фактам и учению Нового Завета. Павел говорил:

«Итак, какое преимущество быть Иудеем?... Им вверено слово Божие»
(Римлянам 3:1,2).

Это было прерогативой евреев, а не католиков, следить за целостностью Писания. Ни Римско-католическая церковь и никто другой не имел права подвергать сомнению решение евреев о каноне Ветхого Завета.{mospagebreak}

Канон Нового Завета

В отличие от Ветхого Новый Завет упоминается небиблейскими авторами - и очень часто - уже сразу после его написания. Благодаря этому мы знаем, что, по крайней мере, 20 из 27 его книг были признаны каноническими практически всеми христианами уже сразу по их написанию. С каких именно пор - нельзя сказать точно, но не позднее 150 года н.э., а может, и раньше.

Остававшиеся семь книг - Евреям, Иакова, 2-ое Петра, 2-ое и 3-е Иоанна, Иуды и Откровение - составляли лишь восьмую часть Нового Завета. Из них первая и последняя имеют значительный объем, а остальные пять очень кратки.

Только по поводу этих книг были разногласия. Исторические записи этих дебатов Иппийского Совета 393 года неполны. Некоторые из этих книг не были приняты несколькими церквями на какое-то время. Вот и все, что дает нам история.

Есть, по крайней мере, три причины, по которым ученые вынуждены быть осторожными в этом вопросе:

1. Время от времени обнаруживаются новые факты, проливающие свет на ситуацию. Так, в 1958 году профессор Риддербос сообщил, что обнаружились новые факты относительно послания Евреям. Теперь стало известно, что эта книга была признана канонической еще в 150 году, а католическая церковь не соглашалась с этим еще много лет. Почему именно этой книге выпало столько раз быть сначала признаваемой, затем отвергаемой и вновь признаваемой, мы не знаем. Об остальных известно, что вначале они были приняты, а затем кем-то отвергнуты позднее.

2. Церковь того времени была разобщенной как большими расстояниями, так и бесконечными войнами и гонениями. Происходящее в одной общине не становилось всеобщим достоянием.

3. Только лидеры церкви могли оставить свои исторические заметки, а не средние граждане. До нас дошло, что думали первые епископы об обсуждаемых книгах, но мы не имеем понятия, как к этому относились простые братья. И когда внутри церкви возникают разногласия, необязательно, что именно ее лидерам принадлежит истинно верное суждение. Может ли претендовать на истину церковь, вошедшая в альянс с государством, гноящим своих граждан в концлагерях? Только Бог может дать ответ на это.

Очевидно, „теория Топси", о том, что канон Писания „просто появился", не подтверждается историческими фактами. Не подтверждает история и вторую теорию. Преимущества не получает ни одна из них.

Поэтому надо обратиться к внутренним ресурсам Библии. Пусть Библия сама скажет свое слово и поведает нам свою историю формирования канона.{mospagebreak}

Доказательства самой Библии

На протяжении всей Библии, от ее первого автора Моисея и до последнего - Иоанна, нам неоднократно рассказывается о том, как создавался канон Писания. Доктор Буллинджер составил цепочку из 32 отрывков, от книги Исхода до Малахии, и этот список не является законченным. Некоторые, но не все, отрывки, приведенные ниже, взяты из этого списка.

История берет начало в Книге Исхода. Вот Моисей пришел на гору Синай. Он обратился к Богу и, в конце концов:

«И написал Моисей все слова Господни... и взял книгу завета и прочитал вслух народу»
(Исход 24:4,7).

Нет сомнения, что речь идет о начале канона. Никто из людей не имел подобного опыта. Моисей говорил с Богом и дал об этом отчет в форме завета.

Постепенно Моисей добавил к своей книге:

«Вот станы сынов Израилевых... Моисей, по велению Господа, описал путешествие их по станам их»
(Числа 33:1,2).

Он знал, что его писаниям отведено особое место в планах Бога. Это были не простые письма, они были Божьими заповедями. Поэтому никто из людей не должен их касаться. Ничто не может быть добавлено, ничто не может быть отнято:

«Не прибавляйте к тому, что я заповедаю вам, и не убавляйте от того; соблюдайте заповеди Господа, Бога вашего, которые я вам заповедую»
(Второзаконие 4:2).

Договор этот с Богом имел огромное значение, его надлежало охранять, и для этого были назначены ответственные люди:

«Но когда он сядет на престол царства своего, должен списать для себя список закона сего с книги, находящейся у священников левитов»
(Второзаконие 17:18).

«И написал Моисей закон сей, и отдал его священникам, сынам Левииным, носящим ковчег завета Господня»
(Второзаконие 31:9).

«Когда Моисей вписал в книгу все слова закона сего до конца, тогда Моисей повелел Левитам, носящим ковчег завета Господня, сказав: „Возьмите сию книгу закона, и положите ее одесную ковчега завета Господа, Бога вашего, и она там будет свидетельством против тебя"»
(Второзаконие 31:24-26).

Так началось собрание святых писаний. Моисей написал первые части и передал их священникам. Они трепетно возложили их рядом с ковчегом завета, т.е. в Святое Святых скинии, где, как известно, обитал Святой Дух. Будущие цари делали с них копии, но свитки, хранящиеся в скинии, всегда были предметом их гордости. Книги, допущенные в это собрание, сформировали канон Слова Божьего.

Но Моисей был уже старым человеком. Кто должен будет далее говорить с Богом? Моисей объяснил, что Бог назначит преемника:

«И сказал мне Господь... Я воздвигну им Пророка из среды братьев их, такого как ты, и вложу слова Мои в уста Его, и Он будет говорить им все, что повелю Ему»
(Второзаконие 18:17,18).

Новый Завет говорит нам, что это обетование было позднее исполнено в лице Иисуса Христа (Деяния 3:22). Но было и немедленное исполнение. Следующим после Моисея водителем народа был Иисус Навин, что очень символично, т.к. он носил то же имя, что и Христос.

Как и ожидалось, Иисус Навин дополнил Писание своей книгой, идущей в Библии сразу после Пятикнижия Моисея. И в последней главе Навина сказано:

«И вписал Иисус слова сии в книгу закона Божия»
(И. Навин 24:26).

Тут не сказано, что книга Навина была передана в скинию, но это явствует из контекста: его слова были записаны «в книгу закона Божия». Этот факт, безусловно, подразумевает, что книга была вдохновенным дополнением к канону Писания - закону Божиему.

Немного позже другой пророк добавил еще одну книгу:

«И изложил Самуил народу права царства, и написал в книгу, и положил пред Господом»
(1 Царств 10:25).

(„Положить пред Господом" у евреев означало положить в скинию). Несколько веков спустя был коронован новый царь:

«И вывели (священники) сына царя, и возложили на него венец и украшения (в английском переводе - „откровение"), и помазали его, и сказали: да живет царь!»
(2 Паралипоменон 23:11).

Что это было за „откровение", данное новому царю? Конечно, это было Писание. Возможно, стандартная копия, с которой ему было сказано сделать копию для себя.

Пророк за пророком, книга за книгой, - собрание росло. Ко времени Иеремии предыдущий пророк Михей был уже сто лет как похоронен. Но записанное им слово обессмертилось в святом каноне: книга Михея цитировалась Иеремией со словами «Так говорит Господь» (Иеремия 26:18).

Еще через сто лет книга Иеремии была присоединена к канону Писания. Один из последних пророков цитировал Иеремию, называя его писавшим «Слово Божье»:

«Я, Даниил, сообразил по книгам (считается, что по-еврейски эти „книги" означают вдохновенные Богом книги) число лет, о котором было слово Господне к Иеремии пророку»
(Даниил 9:2).

Вскоре после этого Малахия отдал свою книгу священникам-хранителям, и на этом Слово Бога для евреев было завершено. День, давно предсказанный Михеем, пришел: «зайдет солнце над пророками» (Михей 3:6).

Но ночь длилась не вечно. Когда Малахия заканчивал Ветхий Завет, то в последних шести стихах этой последней книги он обещал, что «солнце» снова взойдет, и пророк Бога вновь будет ходить по земле (Малахия 4:2-6).{mospagebreak}

Новый Завет говорит сам за себя

Прошло четыре века, четыре столетия молчания. Затем обещанное Малахией «солнце» явилось. «Я свет миру» - возвестил Он (Иоанн 8:12).

Он выбрал двенадцать человек, которые стали Его ближайшими сподвижниками на три года. Он научил их всему, чему мог, и через три года вознесся. Но, прощаясь с ними, Он дал им задание. Им надлежало стать Его свидетелями пред всем миром. И Он наполнил их Духом, чтобы их свидетельство было верным (Деяния 1:8).

Величие поставленной перед ними задачи, должно быть, напугало их. Свидетельствовать целому свету! Как могли одиннадцать человек убедить весь мир?

Прошли годы, прежде чем они поняли, как исполнить наказ. Только через Писание, которое могло быть размножено и разослано во все уголки земли. Постепенно перед ними предстала целостная картина того, как надо действовать. После паузы в 400 лет Бог вновь открывал перед людьми канон Писания. Предстояло появиться Новому Завету вслед за Ветхим. Бог собирался вдохновить их написать его.

Они и еще несколько их товарищей записали его, сознавая, что рукой их водит сам Господь.

По этой причине, они называли написанное ими «Писанием», то есть, так же, как ранее именовали только Ветхий Завет. Павел цитировал из Евангелия от Луки, объединив это со словами, взятыми из книги Второзакония, под одним титулом «Ибо Писание говорит» (1 Тимофею 5:18). А Петр упрекал тех людей, которые игнорировали послания Павла, «как и прочие Писания» (2 Петра 3:16).

Однажды Павел сказал, что книга, над которой он работает, есть Слово Бога:

"Если кто почитает себя пророком или духовным, тот да разумеет, что я пишу вам, ибо это заповеди Господни"
(1 Коринфянам 14:37).

Вчитайтесь в этот стих. Он интересен и еще по одной причине. Здесь подразумевается, что в ранней церкви были ее члены, наделенные чудесной силой. Они были способны с первого взгляда увидеть в написанном признаки новой части Писания.

В Новом Завете есть еще несколько ссылок на эту важную силу. В этом была насущная необходимость. Как смогли бы банки работать, если бы не было людей, способных отличить подделки от настоящих банкнот?

«Но каждому дается проявление Духа на пользу: Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом. Иному вера, тем же Духом, иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков»
(1 Коринфянам 12:7-10).

Эта способность отличать истинный дух от фальшивого, то есть, отличать действительно одаренных Божьим Духом от самозванцев, должна была часто использоваться. Павел рассказывал даже о некоторых людях, посылавших поддельные письма от его имени (2 Фессалоникийцам 2:2). Другие представлялись говорящими на языках от Духа Святого и называли себя апостолами. Иоанн прямо называет их лжецами (Откровение 2:2).

С подобными мошенниками в своих рядах церковь находилась в опасности. Павел и Иоанн обращались к церкви с просьбой быть настороже. Люди, отличавшие истинно одаренных Духом от лгунов, имели много работы:

«Духа не угашайте. Пророчества не уничижайте. Все испытывайте, хорошего держитесь»
(1 Фессалоникийцам 5:19-21).

«Не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они. Потому что много лжепророков появилось в мире»
(1 Иоанна 4:1).

Без этих особых людей в ранней Церкви мы не имели бы сейчас Нового Завета. Если бы не их способности распознавать истинных пророков и истинное Писание, канон его никогда бы не был окончен. Существовали бы горы христианской литературы, и никто не был бы в состоянии сказать, что отнести к канону, а что нет.

В 10 главе мы видели, какая гармония царит между всеми книгами Ветхого Завета. Они соединены общей невидимой нитью, превращая отдельные книги в одно непрерывное повествование, как если бы невидимый Творец следовал своему замыслу.

Теперь перед нами еще один такой пример. Чтобы показать, как сама Библия могла бы рассказать о том, как она появилась и дошла до нас, мы привели 24 отрывка - 24 жемчужины на одной нити. Они взяты из 19 книг одиннадцати разных авторов. И все они звучат в унисон.

Более того, они указывают нам на единство Ветхого и Нового Заветов. В Ветхом Завете канон писали пророки. Хранителями его были священники. Книга включалась в канон, когда она была  закончена пророком и принята на хранение священниками.

В ранней церкви ситуация была идентичной. Писали книги апостолы и их ближайшие сподвижники. Люди, способные отличать подлинные книги от подделок посредством силы Божьего Духа, защищали их. Книги включались в канон Нового Завета после того, как они были написаны апостолами или их сподвижниками и переданы «проверяющим».

Собственное объяснение Библии звучит верно. И в этом есть смысл. Она описывает систему, которая не может не работать. В истории не отмечено фактов, противоречащих этому. И не существует иного объяснения, удовлетворяющего всем фактам.

Можно ли желать лучшего объяснения, чем это?{mospagebreak}

Слово богодухновенное и его изменения

Предположим хотя бы на минуту, что мы согласны с рассказом Библии о ее собственном происхождении. Бог сделал так, что каждое слово в ней было Его собственным. Он так руководил людьми, собиравшими воедино Писание, что богодухновенные книги включались в него, а остальные отбрасывались.

А что потом? Он предоставил толпе не руководимых Духом людей все испортить небрежным копированием и неточным переводом. Теперь у нас нет вдохновленного Слова Божьего и трудно понять, зачем оно было нужно Богу раньше, если Он знал, как поступят с Его Словом потом.

Такие вот аргументы...

Интересно, но в инженерии существуют похожие ситуации. Давайте попробуем пояснить эту мысль. Это может помочь вам взглянуть на библейские проблемы с новой точки зрения.

Задумывались ли вы когда-нибудь, почему так много времени занимает проектирование и постройка нового самолета? Причин несколько. Во-первых, требуется много математических расчетов: годы работы целого коллектива математиков. Форма крыльев, точные поверхности многих тысяч металлических деталей, достаточная толщина для достижения необходимой прочности, но не избыточная для обеспечения нужной легкости... Математику называют точной наукой. Дважды два не может быть «чем-то около четырех», а должно быть точно 4,000000...

Но инженерия не является точной наукой. Дайте инженеру квадратный кусочек металла 2х2см и попросите определить его площадь. Он измерит и скажет: в пределах между 3,98 и 4,02 квадратных сантиметра. Почему не 4,0? Потому что мы не можем сделать стороны пластинки, точно равной двум сантиметрам, а инженер не может точно их измерить; на всех этапах будут какие-то отклонения, связанные с несовершенством измерительных приборов, изменением окружающей температуры, нашего глазомера... и это не все.

Но вернемся к самолету. Математик приступает к расчету взаимодействия воздуха и металлических частей самолета. Но воздух не идеальная среда, в нем есть пыль, капли воды, град, снег и даже птицы. Математик побелеет с испугу, если его попросить рассчитать полет через стаю морских чаек. Он прибегнет к «упрощающим допущениям». Он забудет о реальном воздухе и введет свой, «математический воздух». Это будет прекрасная, простая субстанция с точными характеристиками. Крылья будут сделаны не из реального металла, а из замечательного, «математического...». Его самолет примет на борт не реальных людей, а «математических»: всех одного размера и веса.

Затем он передает все расчеты инженеру, которому все допущения математика ничуть не мешают: ошибки от них столь незначительны, что их можно не замечать. Но вот точность цифр, полученных математиком, его куда как волнует. От них зависит судьба его части работы над проектом. Математика обязана быть точной.

Также и с Библией. Мы можем смириться с неопределенностями, возникшими в результате копирования или перевода. Но мы должны быть уверены, что на наш язык Библия была переведена с оригинала высочайшего качества. Тогда мы будем спокойны.

Примером может служить Лука 24:42, где говорится о том, как Иисус разделил трапезу с учениками после Своего воскрешения. Мы не знаем точно, что Он ел. В одних манускриптах сказано, что Он ел рыбу, в других - рыбу и мед. Жаль, что нам доподлинно не известно, ел ли Он мед; это было бы интересно знать, но не настолько уж и важно. Важнее всего, что Он вообще что-то ел. В этом все рукописи единодушны. Это жизненно важно, потому что это убеждало учеников, что их не обманывали: пища исправно исчезала во рту Иисуса, значит, Он стоял пред ними живой, хотя они были свидетелями Его смерти.

Но если принять, что оригинал не был богодухновенным, то целые потоки неопределенностей захлестнут нас: «может Он вовсе и не ел ничего, а ученики делают из нас дураков; может они вообще все подстроили, может Иисус никогда и не воскресал». В таком же духе можно продолжать и далее, пока вся Библия не превратится в мятую бумагу в наших трясущихся руках.

То же можно сказать и об отдельных трудностях перевода. Они лишь вносят некоторые неопределенности, которые не сказываются на всем учении Библии.

Возьмем важное греческое слово диафеке, появляющееся в Новом Завете 33 раза. Никто точно не знает, как его надо переводить. Обычно греки вкладывают в него значение «завет» (завещание). Грекоязычные евреи использовали его в значении «договор» (контракт), особенно, когда речь шла о договоре Бога с людьми в ветхозаветные времена.

Таким образом, в Новом Завете диафеке иногда переводится как «договор», а иногда - «завет». Иногда переводчики настолько затрудняются, что дают в тексте одно значение, а в сноске указывают на возможность употребления другого.

Мы потеряли что-то, не имея точного эквивалента в нашем языке для греческого слова диафеке. Но не катастрофически много. И завет, и договор относятся к наиболее официальным документам, существующим среди людей. Употребление диафеке показывает, что Божье обетование вечной жизни для нас и наше обещание служить Ему настолько тверды, насколько нерушимым может быть обещание.

Но если бы мы сомневались в богодухновенности оригинала, нам не доставало бы уверенности в том, что Бог употребил именно это веское слово, диафеке. Нам не достало бы уверенности, что обещание вечной жизни звучит так же выразительно, как передают это слова.

Конечно, неопределенности, возникающие от неточностей перевода или копирования, имеют значение, но не такое важное. Мы можем вполне быть уверены, что наши Библии не намного отличаются от первоисточника и мы получаем из них именно то, что Бог хотел довести до нас.{mospagebreak}

Вопросы интерпретации

В самом ли деле можно истолковывать Библию, как нам заблагорассудится? И, в этом случае, можем ли мы винить Бога за употребление выражений, допускающих двусмысленности?

На это можно взглянуть двояко.

Существует высказывание, основанное на истории из Евангелия, о том, что дьявол может использовать цитаты из Писания для своих собственных целей. Это так. Но чья вина в этом - Писания или дьявола?

Если кто-то хотел бы стать на место дьявола и толковать Библию в свою пользу - его право. Они от этого не потеряют ничего, кроме надежды на жизнь вечную! Но они-то уж точно не могут служить примером для нас.

В средние века некоторые использовали Библию для обвинения людей в ереси и отправки их на костер. Еще в прошлом веке Библией оправдывали работорговлю. Аргументы их были более чем абсурдны. Трудно поверить, что они могли кого-то убедить, но миллионы людей верили. Почему?

Отчасти потому, что они сами желали этого, отчасти потому, что они не знали Библии. Рабство они оправдывали стихами:

«Проклят Ханаан; раб рабов будет он у братьев своих. Да распространит Бог Иафета; и да вселится он в шатрах Симовых; Ханаан же будет рабом ему»
(Бытие 9:25-27).

Далее они рассуждают: Ханаан был сыном Хаму, а Хам, по словам богатых работорговцев, был отцом черной расы, а Иафет был отцом белой расы. Стало быть, Бог желал, чтобы белая раса главенствовала над черной.

Какая чушь! В Библии нет ни слова, из которого можно было бы заключить, что чернокожие произошли от Хама, а белые от Иафета. Это всего лишь сказка, созданная людьми. Как бы там ни было, проклятие лежало не на Хаме, а на его сыне Ханаане.

К тому же Библия рассказывает нам, как проклятие исполнилось. Потомки Ханаана жили в земле Израиль, которая в то время и называлась землей Ханаанской. Они не были чернокожими или хотя бы напоминающими таковых. Когда Израиль завоевал их, то «сделал он Ханаанеев данниками» (Судей 1:28).

Но миллионы простодушных людей были обмануты смехотворными аргументами работорговцев и поддакивавших им, к стыду своему, священников. Они дали себя обмануть, потому что не знали Библии. Дьяволы, цитирующие Библию, не могут обмануть человека, знакомого с Писанием. Вот почему дьявол, цитировавший Писание перед Иисусом, не достиг желаемого.

Понятно, пример с рабством не столь актуален, чем, скажем, существование сотен христианских сообществ. Как могло случиться, что католики, православные, англикане, баптисты, лютеране и другие черпают свои доказательства из одной и той же Библии?

Ответ прост: человеческие предрассудки и невежество являются основными факторами. Встречали ли вы человека, который бы мог сказать, что он «сел и изучил Библию, а затем присоединился к той деноминации, которая стоит ближе всего к учению Писания»?

Нет. И никогда не встретите. Самая распространенная причина для выбора деноминации бывает одна из следующих:

«Я с рождения принадлежу к этой церкви».

«Когда я женился, то подумал, что для детей было бы лучше, если мы с женой будем принадлежать к одной вере, поэтому я стал католиком, как моя жена».

«Пресвитерианская церковь оказалась ближайшей к моему дому, - зачем было искать дальше?»

Даже священники часто выбирают церковь до того, как бывают в состоянии отличить одно направление от другого. Сын англикан поступает в протестантский колледж и становится англиканским викарием. Мальчик из католической семьи поступает в католический колледж и становится католическим священником. Можно ли винить Библию в том, что эти люди проповедуют разные доктрины? Ведь, скорее всего, они выбрали, какую религию будут исповедовать, прежде, чем прочли Библию хотя бы один раз. Сделав этот шаг, они затем начинают учиться, как его оправдать с помощью Библии!

Значительная часть Библии абсолютна ясна и не требует больших усилий для понимания, чем любая другая документальная книга. Первые три Евангелия очень просты для чтения и восприятия. В них говорится о чудесах, творимых Иисусом, и о том, как нам следует жить. Они рассказывают о распятии Христа, о Его воскресении и вознесении на небо.

Современное интеллектуальное окружение человека затрудняет его веру в чудеса. Трудно заставить себя жить как мы должны бы. Но нет никаких трудностей в интерпретации этих Евангелий. Они сами себя объясняют.

То же самое можно сказать и о Деяниях апостолов, об исторических книгах Ветхого Завета, о книге Притч, Псалмов, Пророков и Посланиях апостолов.

Из перечисленных частей Библии всякий серьезный читатель может вынести основные постулаты Библии. Другие части ее требуют истолкования. Некоторые из мест становятся понятными человеку лишь к концу жизни.

Но так и должно быть. Если бы Библия совсем не вызывала затруднений, мы имели бы основание назвать ее «поверхностной». И были бы правы. Но Библия - очень сбалансированная книга. Она питает молоком начинающих ее читать детей Божьих и дает твердую пищу самым умным Его служителям, имеющим крепкие зубы.{mospagebreak}

Наша английская (и русская) Библия

Значит, Библия не заслуживает резкостей, высказанных злопыхателем в начале этой главы.

Мы имеем достаточно оснований полагать, что она, действительно, была написана и собрана воедино с помощью Духа Святого. Руками простых смертных она копировалась много раз, но это были руки очень добросовестных людей.

Армии ученых исследовали, насколько хорошо была она переведена на наш родной язык. В результате мы имеем книгу, очень близкую к оригинальному Божьему Слову; достаточно близкую, чтобы Его свет достиг бы потаенных уголков наших сердец.

Понимание Библии не очень трудная задача, если только мы принимаемся за ее чтение с кротостью, с ищущим умом. Во многом она сама себя объясняет, в остальном требуется большая усидчивость, может, на протяжение всей нашей жизни.

Все это не очень большие проблемы. Действительно трудно вот что:

1. Решиться читать ее прилежно, а уж затем делать заключения.

2. Верить тем замечательным вещам, о которых она рассказывает нам.

3. Жить в соответствии с теми высокими стандартами, каким она учит.

Вот это истинные проблемы, не так ли?

Но в них мы не можем винить Бога!

Поделитесь ссылкой на статью с друзьями в соцсетях. Божьих Вам благословений!

Предстоящие события

Нояб
15

15.11.2017 - 21.11.2017

You are here:   ГлавнаяБиблиотекаЧитальный зал №2АпологетикаБожья истина17. Как Библия дошла до нас?
Яндекс.Метрика pukhovachurch.org.ua Tic/PR Настоящий ПР pukhovachurch.org.ua Рейтинг@Mail.ru