2. Предрассудок второй: христианство подавляет свободу личности

Создано 13 Март 2014 Автор: Михаэль ГРИН Категория: Десять предрассудков
Просмотров: 1334
Печать

С
вобода – об этом кричит двадцатое столетие как на уровне одной личности, так и на уровне наций. Свобода – тема номер один на Западе и на Востоке, на Юге и на Севере.

Будучи в центре внимания, само понятие «свобода» остается весьма неопределенным. Часто свобода рассматривается очень поверхностно, как устранение имеющихся тормозящих моментов. При этом, однако, забывается главное – куда ведет такое понимание свободы. Часто это приводит к злоупотреблениям. Свобода превращается в своеволие и используется в чисто эгоистических целях. Превращаясь в крепкое вино, свобода в таком случае кончается горьким похмельем. Однако свобода, в истинном значении этого слова, очень важна для человечества. И точка зрения, что христианство подавляет свободу, ошибочна.

Даже несколько странно считать христианство врагом свободы. В конце концов именно христианство так часто вставало в защиту бедных и угнетенных, плененных и бесправных. Избавление от невежества, болезней и политического порабощения становилось возможным, как правило, именно там, где христианская вера и христианские принципы оказывали свое влияние. Так почему же христианство считается репрессивным? Частично ответ кроется в эгоистичности наших сердец. Нам хочется поступать по-своему. Мы рассматриваем Бога как небесного полицейского, и нам хочется убежать от Него и игнорировать Его заповеди. Мы отдаем себе отчет в том, что верность Иисусу Христу ограничит нашу личную свободу.

Нередко свобода рассматривается очень поверхностно. Настоящую свободу человек может приобрести только в Иисусе Христе.

С другой стороны, это объясняется фактом существования христиан- законников. Многие христиане выработали обширный свод правил, кажущиеся нам глупыми и ограниченными.

По если взглянуть на эту проблему глубже, то ответ можно найти в общепринятом мнении, что не существует якобы абсолютных норм поведения, которых нам необходимо придерживаться в нашей повседневной жизни. Факты, по мнению многих, – это одно (например, научные факты). Но нравственные ценности – это абсолютно другое, они субъективны. Вы делаете свой выбор на этическом рынке жизни и не жалуетесь, когда другие избирают иные ценности.

«Величайшей проблемой нашего времени является не проблема: комму-низм против индивидуализма, Запад против Востока; вопрос в том, способен ли человек жить без Бога в веке, который Его убил». Так пишет историк Вил Дюран. Вопрос поставлен очень ясно. Большинство людей в странах Запада живет сегодня так, будто Бог умер. Если это так, то этику можно черпать лишь в человеческих обычаях или руководствоваться собственным выбором. Тут-то и кроется корень зла.

Как выразился в своей неподражаемой манере Вуди Аллен: «Более чем когда-либо в истории человечества мы стоим на развилке двух дорог. Одна ведет к отчаянию и полнейшей безысходности, другая – к окончательной гибели. Будем молиться, чтобы нам хватило мудрости сделать правильный выбор».

Или более прозаическими словами моралиста Марка Ханны: «Трудно переоценить значение нравственного опыта, ибо сегодня человечество стоит на грани самоуничтожения. И не столько развитие техники, сколько принятие правильного нравственного решения определит наше будущее, и каким это будущее будет, если будет вообще».

Ханна прав. Если этика – просто дело расчета, если нравственные ценности относительны и зависят от нашего личного выбора, то мир приближается к гибели. Д-р Поль Джонсон, английский историк, пишет: «Характерным для 20го столетия и его ужасов является тот факт, что физической силой обладают люди, не имеющие страха Божия и считающие, что никакой кодекс законов не может ограничить их действий».

Если нет абсолютных нравственных ценностей, то каков же критерий различия между матерью Терезой и Адольфом Гитлером? На чем основывается наше мнение, что лучше спасать отверженных на улицах Калькутты, чем уничтожить 6 миллионов человек в газовых камерах? Однако стоит лишь допустить, что одно действие, без всякого сомнения, лучше другого, как тут же следует признать существование абсолютного стандарта, которым вы руководствуетесь.

Александр Солженицын в своей знаменитой речи в Гарварде доказал, насколько поверхностной является популярная философия гуманизма, провозглашающая целью жизни наслаждение. «Если бы, как декларировал гуманизм, человек был рожден только для счастья, – он не был бы рожден и для смерти. Но оттого, что он телесно обречен смерти, его земная задача, очевидно, духовней: не захлеб повседневностью, не наилучшие способы добывания благ, а потом веселого проживания их, но несение постоянного и трудного долга, так что 1ШС1, жизненный путь становится опытом главным образом нравственного возвышения: покинуть жизнь существом более высоким, чем начинал ее» (А. Солженицын. Собр. соч. т.9 стр.296).

Свобода, следовательно, есть нечто большее, чем выбор норм поведения. Она имеет дело с нашей человеческой природой. Иисус из Назарета кажется мне самым свободным человеком, который когда-либо жил на земле. Он прекрасно знал, что существует Богом данный стандарт этики, и построил Свою жизнь в соответствии с ним. Господь сказал: «Я всегда угождаю Ему (Богу)».

Однако мог ли кто-либо утверждать, что вера Его подавляла Его свободу? Иисус был совершенно свободен от алчности и лицемерия, Он не испытывал страха перед кем-либо, Он был свободен оставаться Самим Собой. Он видел сердца людей и открыто говорил им правду о них же, Он был свободен любить людей со всей сердечностью, Он, наконец, добровольно отдал Свою жизнь за всех людей.

Жил ли когда-либо на земле более свободный человек? Однако именно Он открыл людям истину, что свобода не есть вседозволенность. Свободный человек делает не то, что ему хочется, а только то, что ему следует делать. Иисус показал, что настоящая свобода не ищет своей выгоды, она сердечна, великодушна и внимательна и проявляется более в отношениях, нежели в выполнении правил. Иисус – эталон свободного человека. Обязанности не тяготили Его. Послушание не ограничивало Его свободы. Обстоятельства не сковывали Его. Он был совершенно свободен – свободен использовать данную Ему власть на благо других, свободен любить презренных, свободен дать отпор угнетению и несправедливости. Он был полностью раскрепощенным человеком.

Настоящая христианская свобода является свободой по образу и подобию Иисуса. В ней нет и намека на законничество. Эта свобода основана на убеждении, что в области этики есть абсолют и что этот идеал нам небезызвестен. Он воплощается в личности Иисуса из Назарета. Итак, христианская свобода не имеет ничего общего с правилами и уставами. Ее суть – послушание Христу. Он должен служить нам образцом взаимоотношения с Богом и друзьями, нашего служения другим, наших стандартов честности и нравственной чистоты. Ее суть в том, чтобы позволить самому лучшему Божьему Созданию, Которое когда-либо жило на земле, быть вдохновителем нашей жизни. Что же в этой трактовке свободы такого, что нас подавляет? Без сомнения, следование этим принципам часто будет идти вразрез с нашими желаниями, но без этого невозможно никакое совершенствование. Это же правило применимо и к атлету, и к академику, и к врачу. Христианская свобода не зависит от обстоятельств. Пользуясь ею, мы постепенно раскрепощаемся, становимся тем творением, каким желаем быть в лучшие мгновения своей жизни. Результатом такой свободы является мышление, которое, став универсальным, не уничтожило бы общество, а преобразовало бы его. Одним словом, единственное, что неприемлемо для христианской свободы – причинение вреда себе и другим людям. Настоящая свобода только в Иисусе Христе.

Поделитесь ссылкой на статью с друзьями в соцсетях. Божьих Вам благословений!

AdSense

Предстоящие события

Нояб
15

15.11.2017 - 21.11.2017

You are here:   ГлавнаяБиблиотекаЧитальный зал №2АпологетикаДесять предрассудков2. Предрассудок второй: христианство подавляет свободу личности
Яндекс.Метрика pukhovachurch.org.ua Tic/PR Настоящий ПР pukhovachurch.org.ua Рейтинг@Mail.ru