15. Осень 1942

Создано 04 Сентябрь 2015 Автор: Эми ДЖОРДЖ Категория: «До свидания» не значит «Прощай»
Просмотров: 881
Печать

О
днажды, когда мы работали за домом, через наш сад проходил немецкий солдат. Он обратил внимание на созревшие вишни на одном из деревьев. Он подошел к маме, склонившейся над землей в огороде.

– Entshuldigen Sie, bitte. Kann ich Kirschen haben? Мама смутилась:

– Я не понимаю.

Я же достаточно слышала немецкую речь от офицеров, живших в нашем доме, чтобы понимать некоторые слова и фразы.

– Извините, пожалуйста. Можно ли мне взять немного вишен с вашего дерева? – спросил еще более вежливо солдат.

Но мама не понимала по-немецки и только лишь качала головой и пожимала плечами со смущенной улыбкой. Солдат сказал, что он хочет, еще раз, и я поняла это.

– Ягоды, мама! – закричала я. – Он хочет немного наших вишен!

Мама улыбнулась.

– Пожалуйста, собирайте.

– Спасибо, – сказал солдат.

Я засмеялась. «Спасибо» – это было единственное слово, которое выучило большинство немецких солдат.

Мама побежала в дом и вынесла солдату блюдо. Он набрал немного вишен. Мама свернула газету в кулек и насыпала туда вишен. Радуясь своему достижению, солдат продолжил свой путь.

Мама покачала головой.

– Такая дисциплина, – сказала она с удивлением. – Я думала, что они будут просто приходить и забирать все, что только захотят. Я слышала, что они такие варвары. Те же, что оставались у нас были очень сердечными людьми.

По всей видимости, немцев не особенно интересовала наша небольшая семья. Конечно же, во всем этом была и другая сторона. Некоторые из украинцев не смирились с оккупацией. Перед тем как уехать, Гануся рассказала о партизанах, которых повесили на площади в городе в назидание всем, кто захотел бы сопротивляться захватчикам.

У отца был двоюродный брат, который стал партизаном. Звали его Павел, но мы звали его Павло. Ему было всего девятнадцать лет, и он только что вступил в партию, не по убеждениям, а по соображениям личной выгоды, чтобы иметь доступ к продуктам питания, товарам и т.д., которые могли получить только партийные деятели. Когда немцы заняли наш район, кто-то на него донес, и он убеждал в лес.

Однажды ночью нас разбудил сильный стук. Мама вскрикнула от удивления, открыв дверь. Павло приложил палец к губам и проскользнул внутрь дома.

– Пожалуйста, потише! – прошептал он и закрыл дверь. – Мне нужна помощь.

– Что ты здесь делаешь? – спросила мама. – Из-за тебя нас всех убьют!

– Ничего, тетя Мария. Я уверен, что меня никто не видел. Пожалуйста, можно мне войти.

Мама, схватившись за сердце, отступила назад. Я стояла в дверях спальни и наблюдала за ними. Павло быстро огляделся вокруг и успокоился, заметив, что ставни окон закрыты, и никто не может его видеть. Затем он сел за кухонный стол.

– У вас есть какая-нибудь еда?

Мама отправилась в кладовку. Она принесла немного хлеба и порезала свежий огурец.

– Будешь чай? – спросила она.

Павло кивнул головой. Мама зажгла печь и подогрела воды. Налив чаю, она села за стол, между тем как незванный гость поглощал пищу.

– Я устал, – прошептал Павло, – мне нужно где-нибудь спрятаться на день или два. Мне нужно поспать.

– Где ты был? – спросила мама.

– Не спрашивайте. Лучше, чтобы вы не знали. С того самого времени, как немцы захватили наш район, я бегаю и скрываюсь. Несколько наших собрались в группу, и мы доставили немцам некоторые неприятности. Два дня назад мы натолкнулись на патруль. Сопротивление было бесполезно. Они стреляли в меня, но мне удалось перелезть через забор и убежать.

– Павло, но зачем? Зачем ты все это делаешь?

Прожевав, он ответил:

– Если они меня найдут – я покойник. Поэтому мне надо бороться. Просто нет другого выбора.

– А что если они поймают тебя у нас? ...

– У вас есть где спрятаться?

Мама на минуту задумалась.

– Ты можешь спать на сеновале.

– Это слишком опасно. Это место они обыщут в первую очередь.

– Тогда в погребе.

– Это также не подходит. А как насчет чердака?

– Но там не так-то много места.

А мне много и не надо. Давайте посмотрим.

Мама показала ему, как подняться по лестнице через кладовку. Он обнаружил небольшое пространство между потолком и крышей. Там он мог только лежать.

– Отлично! – прошептал он.

Мама подала ему одеяло и подушку, и он мгновенно уснул.

Через две ночи Павло ушел, и мама вздохнула с облегчением. За это время никто из немцев не подходил к нашему дому. Он ничего не сказал нам, куда направляется, но через несколько дней дядя Алеша пришел к нам и принес печальное известие.

– Немцы поймали Павло два дня назад, – сказал он. – Его расстреляли на месте.

Один из партизан-друзей Павло сообщил дяде печальную новость.

Большинство из нас не могло и подумать о сопротивлении. Каким образом мы могли бы бросить вызов мощи германской армии? Пашка сказала нам, что коммунистические власти приказали перед приходом немцев сжечь все дома и все посевы. Но в нашем районе эти инструкции никто и не думал выполнять. Выполнить их значило совершить самоубийство. Немцы, безусловно, не намеревались кормить нас и давать нам жилье. Каким образом мы могли бы выжить? И одновременно мы знали, что если советская армия вновь захватит наши поселки, то нас будут считать предателями, так как мы не следовали официальной политике «выжженной земли».

Несмотря на то что мы теперь жили под вражеской оккупацией, страха у нас было меньше, чем до оккупации. Война принесла самое мирное время в мою юную жизнь. Самое тяжелое было то, что нам не хватало Гануси. К этому времени мы получили от нее только три письма и посылку. Но у нас теперь не было страха преследования со стороны коммунистов. В это время нас не волновало, что кто-то из соседей донесет на нас за нарушение какого-то неизвестного нам правила. При советском режиме мы боялись своих собственных людей. Мы никому не могли доверять. При немцах же, хоть мы и не были свободны, мы могли открыто разговаривать с соседями.

Во время зимних месяцев 1942-43 мы узнали, что война изменила свое направление. Немцам не удалось захватить Россию, как они это планировали. Советская армия остановила их во время зимних холодов и предприняла контрнаступление. Мы слышали, что на многих направлениях немецкая армия отступала. Мама почувствовала опасность. Она была озабочена, какой же сделать выбор. Наступило время что-то предпринять. Ожидание грозило тем, что нас ждали неприятности, когда советские войска вновь захватят наш поселок.

Поделитесь ссылкой на статью с друзьями в соцсетях. Божьих Вам благословений!

AdSense

Предстоящие события

Нояб
15

15.11.2017 - 21.11.2017

You are here:   ГлавнаяБиблиотекаПрозаДО СВИДАНИЯ не значит ПРОЩАЙ15. Осень 1942
Яндекс.Метрика pukhovachurch.org.ua Tic/PR Настоящий ПР pukhovachurch.org.ua Рейтинг@Mail.ru