9. Счастливое чаепитие

Создано 26 Июнь 2015 Автор: Луиза Мей ОЛКОТТ Категория: Под сиренью
Просмотров: 944
Печать

Р
овно без пяти минут шесть все и началось. Бэб и Бэтти надели свои новые платья и туфли, а кудряшки Санчо были аккуратно расчесаны.

Посреди дорожки стоял белый стол с четырьмя стульями вокруг. Милый сервиз из белого и зеленого китайского фарфора пришелся девочкам по душе, и они рассматривали его, пока Бэн наблюдал за праздником на расстоянии. А Санчо с трудом сдерживался от обычного шаловливого поведения. Не удивительно, что пес все нюхал, а дети улыбались, дивясь разнообразию различных пирожных, тортов, бисквитов и сэндвичей.

– Разве это не прекрасно?! – воскликнула Бэтти, которая ранее ничего подобного не видела.

– Жаль, что Сэлли нас сейчас не видит, – ответила Бэб, все еще не простившая той враждебное отношение.

– Интересно, где же мальчик? – добавил Бэн, чувствуя себя здесь так же хорошо, как и все присутствующие.

Послышался грохот, и через мгновение появилась мисс Селия, управляющая коляской, в которой сидел ее брат.

Его длинные ноги были спрятаны под одеялом, большие глаза прикрывала шляпа с широкими полями, а выражение недовольства на его лице делало его еще уже, от чего оно казалось довольно непривлекательным.

– Я не зайду, если они будут шуметь. Не понимаю, для чего ты их пригласила.

– Развлечь тебя немного, дорогой. Знаю, что у них это получится, если ты позволишь им тебе понравиться, – прошептала сестра, улыбаясь, и громко добавила: – Все пришли вовремя! Замечательно. Я уже готова. Ну, садимся все вместе. Это мой брат Торнтон. И мы все поладим. А вот и забавная собачка! Торни, взгляни, что за кудрявая прелесть!

В тот момент Бэн слышал, что сказал мальчик, и не собирался проявлять к нему дружеское расположение; и Торни заранее решил, что ни за что не станет играть с бродягой. Оба посмотрели друг на друга с холодным безразличием. Но у Санчо были манеры получше, и он был лишен предубеждений гордости. Поэтому пес показал им хороший пример – перекинул стул, зацепив его хвостом, и вежливо предоставил свою лапку, когда его представили.

Торни не мог не обратить на это внимание и поднял голову. С выражением удивления в глазах он сказал сестре:

– Что за умный пес! Кажется, он может даже разговаривать, правда?

– Он может. Скажи: «Как дела?», – скомандовал Бэн, который тут же преобразился, заметив в глазах Торни уважение.

– Гав! Гав! Гав! – произнес Санчо умеренным тоном и сидя поднес одну лапу к голове, как будто приветствовал, снимая шляпу. Торни рассмеялся, забыв о плохом настроении. Мисс Селия, увидев, что лед был сломан, отвезла брата на его место во главе стола. Получилось так, что Бэн и девочки сидели по одну сторону стола, а собака – по другую. Селия скомандовала начинать. Вскоре Бэб и Бэтти болтали с ней, будто уже давно ее знали; но мальчики все еще немного стеснялись и делали Санчо посредником между ними. Превосходное животное вело себя великолепно и с достоинством. Принесли новое блюдо с сэндвичами Бэн то и дело клал себе на тарелку сэндвичи, но стоило только ему угостить Санчо, как пес тут же исчез и снова появился в глубокой задумчивости. Попробовав эту вкуснятину один раз, было трудно отказать себе съесть еще: несмотря на все старания носто ведь чует, а глаза видят. И вот настал момент, когда искушение превзошло все пределы. Бэн слушал, как мисс Селия говорила, а в это время пирожное спокойно лежало у него на тарелке. Санчо поглядел на Торни, который наблюдал за ним, – Торни кивнул, и Санчо подмигнул ему, проглотив пирожное, и затем уставился на воробья, поющего на веточке.

Эта картина так развеселила мальчика, что он сдвинул шляпу и захлопал в ладоши, покатываясь со смеху. Бэн был польщен интересом к его собаке, и так вышло, что он начал рассказывать мальчику о цирке. Селия почувствовала облегчение. И все тарелки с едой, которые приносили, приходилось обновлять несколько раз.

Маленький мальчик, неожиданно появившийся на дороге, стоял невдалеке от столика, и с интересом рассматривал всю эту компанию. Это был милый, хорошо одетый ребенок лет шести, с темными волосами, подстриженными прямо над бровями, розовым личиком, со сползшим носком на левой ноге и в пыльных туфлях. В правой руке он держал маленькую черепашку, а в левой – коллекцию наклеек. Прежде чем мисс Селия смогла что-либо сказать, странник поведал о своей миссии:

– Я пришел увидеть павлинов.

– Конечно... – начала мисс Селия, но ребенок не дал ей договорить:

– И еще кого-то.

– Конечно, но, может, для начала ты...

– И кудрявую собаку, – продолжал мальчик, решив подойти поближе.

– Вот она.

Пауза... Долгий взгляд... Затем последовало новое требование тем же тоном:

– Хочу услышать, как ревет осел.

– Конечно, если он захочет.

– И как павлины кричат.

– Что-нибудь еще?

Добравшись до стола, дитя на этот раз указало пухленьким пальчиком на кусок пирога и произнесло:

– Я хочу это.

– Угощайся. И сядь поесть на ступеньке, пока не расскажешь, чей ты мальчик, – сказала мисс Селия, удивленная его требованиями.

– Я папин сынок. Он производит бумагу. А я ему помогаю.

– Как его зовут?

– Мистер Барлоу. Мы живем в Спрингфилде, – добавил новый гость.

– А есть ли у тебя мама, крошка?

– Она дремлет. А я гуляю.

– Я подозреваю, без устали. У тебя есть братья или сестры, которые гуляют с тобой? – спросила Селия, интересуясь, откуда взялся этот беглец.

– У меня двое братьев: Томас Мертон Барлоу и Гарри Сэнфорд Барлоу. Я Альфред Тэннисон Барлоу. Девочек в доме у нас нет никаких – только Бриджет.

– Ты не ходишь в школу?

– Мальчики ходят. Я еще не учу никакой латыни или греческого. Я копаю, читаю маме и пишу ей стихи.

– Можешь прочесть что-нибудь для меня? Я очень люблю поэзию, – предложила мисс Селия, видя, что этот маленький болтун произвел впечатление на детей.

– Кажется, сейчас я ничего не смогу придумать. Я сочиняю на ходу. Но могу рассказать вам, – скрестив свои короткие ножки, вдохновленный малыш стал наполовину проговаривать, наполовину напевать стишок:

 

Прекрасны цветы жизни, унесенные вместе с моими счастливыми днями дома.
Прекрасны цветы жизни, когда я был совсем маленьким.

 

Прекрасны цветы жизнии те дни, что я провел с папой дома.

Прекрасны цветы жизни, когда дети играли возле дома.

 

Прекрасны цветы жизни, когда вечером загораются лампы.

Прекрасны цветы жизни, когда летом они цветут.

 

Прекрасны цветы жизни, погибшие в зимних сугробах.

Прекрасны цветы жизни, когда настает весна.

 

Эти белые строки действительно сочинил шестилетний мальчик.

– Это конец этого стихотворения. Я сочинил еще одно, когда охотился за черепахой. Я вам расскажу его. Очень хороший стишок, – произнес поэт с зачаровывающим чистосердечием.

 

Чудесные дни проходят,

о, мой милый дом,

улетают на крыльях вдоль по аллее жизни.

Холодными становятся дни, когда настает зима,

когда закончились мои чудесные дни в моем милом доме.

Прекрасными были дни на зеленом берегу реки,

прекрасными были дни, когда я читал книгу моего отца,

прекрасными были зимние дни, когда горели яркие огни.

 

– Чудно, малыш! Откуда ты это взял? – восхищенно воскликнула мисс Селия.

– Это исходит из моей головы. Я сочиняю много таких стихотворений, – невозмутимо начал мальчик, придерживаясь светского тона разговора.

– Скоро нужно будет покормить павлинов, – прервала Бэб, будто эти красивые птицы уже расправили свои хвосты, переливающиеся на солнце.

Непривычный для странного гостя звук немного сбил его с толку.

– А что, павлины так кричат?

Дети покатились со смеху. Мисс Селия вежливо ответила ему:

– Нет, дорогой, так осел зовет тебя посмотреть на него. Пойдешь?

– Думаю, что не смогу сейчас остаться. Я могу понадобиться маме.

И вслед за этим сбитый с толку поэт незамедлительно удалился, оставив недоеденными кусочки торта. Бэн побежал вслед за ребенком, чтобы проследить, что с ним ничего не случится.

– Сейчас я покажу вам свои игрушки. Давайте немного поиграем, пока еще не поздно для Торни и он может побыть с нами, – сказала мисс Селия, когда Миранда унесла чайную посуду и принесла множество всяких интересных вещей: карту, книги с картинками, загадки, игры, несколько милых игрушечных животных и большую куклу, одетую, как ребенок.

Увидев все это, Бэтти потянула ручки, чтобы взять что-нибудь. Бэб стала рассматривать игры, а Бэну понравился всадник на арабском скакуне. Торни занялся пазлами. Даже Санчо нашел для себя нечто интересное: Бэн разложил перед ним буквы алфавита, и Санчо собрал из них свое имя.

– Как он умен! Он еще что-нибудь такое умеет делать? – восхищенно спросил Торни.

– Много чего. Это то, чем мы зарабатывали на жизнь, – ответил Бэн. – Мой отец выдрессировал его, когда я был еще совсем маленьким. И он никогда не рассказывал, как у него это получилось. Я помогал ему учить его танцевать. Это было довольно просто. Санчо такой умный. Папа говорил, что ночь – это лучшее время для дрессировки. У меня еще не все фокусы получаются, но я надеюсь, что отец меня им обучит, когда вернется.

– У меня есть замечательная книга о животных. И в ней, по-моему, говорится о том, как дрессировать пуделей. Вы хотели бы послушать об этом, пока складываете пазл? – спросила мисс Селия, радуясь тому, что ее брат заинтересовался их четвероногим гостем.

– Да, мэм, – ответили дети.

Мисс Селия начала читать о том, как один французский дрессировщик со своими помощниками учил собак собирать слово «лошадь» на немецком, французском и английском языках, а также учил их простым арифметическим вычислениям, умению распознавать цифры и считать.

– О, это очень сложно для собак! Он, наверное, были очень умные. Санчо не умеет такого делать.

– Он еще не слишком стар, чтобы этому научиться. Можно мне продолжить? – спросила мисс Селия, видя, что мальчики искренне заинтересовались. Бэтти тем временем возилась с куклой, а Бэб складывала пазл.

– Да-да. Что они еще делали?

– Они играли вместе в домино, сидя в креслах друг напротив друга. – За этим последовало детальное описание того, что делали дрессировщики, чтобы понятнее объяснить собакам их задачу. Далее описывалось то, как перед одной из собак по кличке Бланш разложили карты и затем вытягивали по одной, а она должна была ее найти. Она не допустила ни одной ошибки.

– Обучение заняло восемнадцать месяцев, каждый день по часу – только тогда собакам можно было выступать на публике с этим номером. И, как сказал Бэн, лучшее время для дрессировки – это ночное время. Вскоре после выступления хозяин умер, а их, владелице ничего не оставалось, как продать их, так как она не знала, что с ними делать.

– Там есть картинки с этими умными пуделями? – спросил Бэн, заглядывая в книгу.

– Их нет, но есть рисунки других созданий. Есть анекдоты о лошадях, думаю, тебе они должны понравиться, – мисс Селия пролистнула страницы.

Поделитесь ссылкой на статью с друзьями в соцсетях. Божьих Вам благословений!

Предстоящие события

Нояб
15

15.11.2017 - 21.11.2017

You are here:   ГлавнаяБиблиотекаПрозаПод сиренью9. Счастливое чаепитие
Яндекс.Метрика pukhovachurch.org.ua Tic/PR Настоящий ПР pukhovachurch.org.ua Рейтинг@Mail.ru