5. Неудавшийся расстрел

Создано 22 Март 2016 Автор: Эрих Шмидт-Шелль Категория: Три выстрела
Просмотров: 617
Печать

Б
атарея, которой командовал Борис, располагалась на территории военного аэродрома под Сталинградом. В транспортном самолете он оборудовал себе командный пункт и оттуда наблюдал за бесчисленными колоннами немецких, румынских и итальянских солдат, которых после капитуляции уводили в плен. Солдаты, проходившие мимо самолета, были изнурены от голода. Кроме того, у многих из них были обморожены руки и ноги, так как зима 1943 года выдалась необычайно суровой. Нередко термометр показывал тридцать градусов ниже нуля. К тому же дул леденящий ветер, из-за которого мороз казался более сильным.

При виде проходящих мимо измученных людей Борис нередко размышлял о бессмысленности войны и о смысле жизни человека. Однако он не находил ответа на свои вопросы, так как еще не пришел к сознательной вере в Господа Иисуса Христа. В один из таких дней произошло то, что послужило для Бориса решающим толчком на пути к такой вере.

В тот день вместе с некоторыми из солдат он участвовал в охране пушек. Задумчиво смотрел он на идущую мимо колонну измученных, обессиленных солдат некогда гордой и победоносной армии Паулюса.

В хвосте колонны он заметил двух немецких солдат, которые вели своего изнемогшего товарища, взяв его под руки. Точнее сказать, они его не вели, а тащили. Казалось, у бедняги иссякли последние силы. Ноги его волочились по земле, будто налитые свинцом, и он лишь изредка с трудом поднимал голову. Эта троица с таким трудом продвигалась вперед, что задерживала всю колонну.

Один из конвоиров подошел к Борису и сказал, указывая на эту группу:

– Тот, в середине, совсем ослаб. Он не дотянет до следующего привала.

Борис кивнул головой в знак согласия.

– Нужно прекратить его мучения и дать ему возможность скорее умереть, – продолжал конвоир.

Борис неуверенно пожал плечами. Однако один из его подчиненных был более решительным и подтвердил правоту конвоира.

Тот, ни о чем больше не спрашивая, подозвал к себе этих троих и передал ослабевшего пленного Борису и его солдатам со словами:

– Покончите вы с ним. У вас лучше с боеприпасами, а у нас каждый патрон на счету. После вы можете зарыть его в снег.

Прежде чем Борис смог что-то возразить, конвоир с двумя пленными присоединился к колонне.

Борис и его подчиненные молча смотрели друг на друга, как бы спрашивая: «Что же теперь делать?»

– Пожалуй, для него действительно будет лучше, если мы поступим по совету конвоира, – прервал молчание один из артиллеристов.

– Ты застрелишь его? – спросил другой.

– Я? Нет, ни в коем случае! - отказался первый.

– Вот видишь. Я тоже не хочу.

Борис медленно переводил взгляд с одного на другого, пристально вглядываясь в лица, и понял, что все его подчиненные сыты по горло стрельбой и смертями; никто не хотел погасить искру жизни в этой жалкой горстке праха по имени человек.

Повар, у которого было еще мало военного опыта, узнав каким-то образом о происходящем, подошел к Борису и попросил разрешения пристрелить немца. Все с облегчением вздохнули, радуясь, что не они будут исполнять это грязное дело.

Тем временем шеф полевой кухни взял свой пистолет, зарядил его и направился к военнопленному. Тот, поняв, что его ожидает, о чем-то попросил. Что именно он говорил, никто из стоящих рядом не понял, но по жестам они догадались, что он хочет помолиться. Борис, который, как и все русские, последнюю просьбу умирающего считал священной, разрешил ему это.

Немец встал на колени и начал молиться. Он молился несколько минут, затем поднял глаза к небу, как бы прощаясь с этим миром, опустил голову на грудь и поднял правую руку в знак того, что теперь он готов к смерти.

Повар решительно подошел к нему, приставил пистолет к его виску и нажал на курок. Раздался щелчок бойка, но выстрела не последовало.

Солдаты удивленно посмотрели на него, думая, что повар лучше умеет обращаться с поварешкой, чем с оружием. Повар внимательно осмотрел пистолет, но никакой неисправности не обнаружил. Он вынул старый патрон и бросил его в снег. Затем зарядил пистолет другим патроном и снова приставил его к виску немца. Но когда он нажал на курок, результат был тот же, что и в первый раз, – осечка.

Недоумение артиллеристов возросло; повар смущенно оглядывался по сторонам. Он снова осмотрел оружие и, ничего не обнаружив, еще раз зарядил его новым патроном. Однако и третья попытка не увенчалась успехом. Тогда вмешался Борис.

– Стой! Отставить! – приказал он решительным тоном.

Затем все подошли к повару. Борис взял у него из рук оружие и тщательно осмотрел его. Но и он никакого повреждения не обнаружил. Тогда он приказал позвать артиллерийского техника.

Когда тот пришел и осмотрел пистолет, он заверил всех, что оружие это очень надежное и должно функционировать нормально.

Солдаты, все еще находясь под впечатлением только что пережитого, предложили технику испытать оружие. Тот вынул находящиеся в пистолете патроны, поднял со снега те, которые не выстрелили, зарядил их в этот же пистолет и направил оружие вверх. Затем он трижды нажал на курок, и трижды тишину прорезали громкие выстрелы.

Солдаты были поражены. Они видели много смертей и чудес в этой войне, но с подобным еще не сталкивались.

Борис ясно понимал, что здесь вмешалась какая-то сила, которая не хотела, чтобы этот немецкий солдат умер. Однако свое убеждение он оставил при себе, не зная, как прореагируют другие, если узнают, что их командира волнуют такие мысли.

Он приказал перенести пленного в самолет. Обнаружив, что он сильно обморожен, его растерли спиртом, затем напоили горячим чаем и уложили около теплой буржуйки. Вскоре бедняга уснул.

В отличие от него Борис в эту ночь спал плохо. Снова и снова перед его взором вставала сцена неудавшегося расстрела, и впервые в жизни он показался себе маленьким и ничтожным человеком – гораздо ничтожнее, чем в то время, когда его, семилетнего мальчишку, никто не хотел взять к себе, пока наконец старая, полуслепая женщина не приняла его из милости.

Что представлял он собой в сравнении с этой силой, которая определяет жизнь и смерть человека и с которой он сегодня так ощутимо соприкоснулся? Должно быть, эта могучая сила, способная заблокировать выстрел, и есть Бог!

Медленно он сложил руки на груди и доверил себя этому великому Богу, Который хотя и невидим, но присутствует везде и в любой момент может вмешаться в ход событий.

На следующее утро пленного солдата доставили в полевой госпиталь, но случившееся навсегда врезалось в память Бориса.

Поделитесь ссылкой на статью с друзьями в соцсетях. Божьих Вам благословений!

AdSense

Предстоящие события

No events found
You are here:   ГлавнаяБиблиотекаПрозаТри выстрела5. Неудавшийся расстрел
Яндекс.Метрика pukhovachurch.org.ua Tic/PR Настоящий ПР pukhovachurch.org.ua Рейтинг@Mail.ru