10. Вместо послесловия

Создано 22 Август 2016 Автор: Эрих Шмидт-Шелль Категория: Три выстрела
Просмотров: 261
Печать

Д
ва издания этой книги на немецком языке заканчивались обращением к бывшему военнопленному немцу с просьбой отозваться. Теперь же эта история имеет краткое продолжение. Правда, связался с нами не немецкий солдат, о котором здесь упоминается, а его брат по вере Ганс Шиллер, проживающий в Поппенрихте. Он пишет: «Когда я услышал историю немецкого солдата, попавшего в окружение под Сталинградом, я сразу же вспомнил о Карле Штифе. После возвращения из русского плена он рассказывал в церкви о своем несостоявшемся расстреле. Так как в высшей степени маловероятно, что такие события повторяются, я не сомневаюсь, что это был Карл».

Карл Штиф открыл глаза и огляделся. Некоторое время он не мог сообразить, где находится. Но постепенно до него дошло, что он в больничной палате русского лагеря для военнопленных.

Память медленно возвращалась. Он вспомнил о том, что его жизнь должна была оборваться, когда к его виску приставили пистолет, потому что он был слишком слаб, чтобы идти дальше. Два товарища, которые вместе с ним попали в плен после ужасной многодневной битвы под Сталинградом, не захотели бросить его, и когда он совсем ослаб, буквально тащили его на себе, поддерживая слева и справа. Сначала он был благодарен им за это. Но слабость его увеличивалась, все тело начало болеть. Кроме того, он вызывал гнев русских конвоиров, сопровождающих колонну, так как тащившие его товарищи не могли идти так же быстро, как другие пленные, и все время отставали.

После нескольких безуспешных требований идти быстрее колонна приблизилась к стоящему в стороне самолету, оборудованному артиллеристами под жилье.

Вдруг один из советских конвоиров отвел всех троих в сторону. Переговорив о чем-то с военными у самолета, он велел друзьям Карла следовать за ним и отправился догонять колонну пленных. Карл остался один, понимая, что ничего хорошего ждать не приходится.

Из-за безмерной слабости он плохо соображал, но все же по поведению русских солдат понял, что они приняли какое-то решение об его судьбе, но никто из них не хочет исполнить это решение.

Наконец нашелся один и с пистолетом в руке направился к нему. Хотя Карл с трудом воспринимал реальность, он, однако, понял, что пробил его последний час на земле. На какое-то мгновение его охватило страстное желание жить. Ему не хотелось умирать: ведь он еще так молод и так мало видел в жизни, кроме этой ужасной войны!

Но вслед за этим в его усталой и раскалывающейся от боли голове появилась мысль: «Ведь ты принадлежишь Господу Иисусу. Ты доверил Ему свою жизнь! Если они убьют тебя, ты навеки будешь с Ним. Все мучения на этой земле для тебя закончатся».

И он сразу же успокоился. Страстное желание жить куда-то ушло. Он дал понять русским солдатам, что хочет помолиться перед смертью. Вопреки ожиданию, ему это позволили. Он упал на колени, сложил руки на груди и предал себя Господу Иисусу с полной уверенностью, что через несколько мгновений увидит Его лицом к лицу.

Сказав «аминь», он остался стоять на коленях, только поднял правую руку, давая понять, что теперь он готов к смерти.

Русский солдат с пистолетом наготове подошел вплотную и приставил оружие к его виску. Тело Карла напряглось и замерло в ожидании выстрела. Что он почувствует? Услышит ли он звук выстрела? Размозжит ли пуля голову или просто пройдет навылет?

Однако он не услышал выстрела и не почувствовал удара. Мертв он или все еще жив?

Видимо, он еще жив. Хотя перед глазами все плыло, он слышал голоса, а когда посмотрел вверх, то словно через какую-то пелену увидел те же лица, что и раньше. Они выглядели растерянными.

В этот момент к его виску снова приставили пистолет. И снова он услышал лишь слабый щелчок курка и больше ничего. Когда все это повторилось в третий раз с тем же результатом, он услышал громкую команду русского офицера. Видимо, он приказал своим товарищам отменить расстрел. Двое из них помогли Карлу встать на ноги, отвели его в самолет и положили у теплой буржуйки. Больше он ничего не помнил до того момента, когда увидел себя в лазарете лагеря для военнопленных.

«Если Бог сделал для меня такое чудо, – решил Карл, – Он приведет меня домой вопреки всем преградам. Если Он не допустил моей смерти, значит хочет употребить меня как Свое орудие. Я тоже хочу послужить Ему».

И в 1948 году Карл Штиф, еще молодой человек в возрасте около тридцати лет, вернулся на свою родину, в Зульцбах-Розенберг в Обер-платце. Помня, что жизнь его принадлежит Богу, он много трудился для Него в одной из миссий и часто свидетельствовал о своем переживании. 3 января 1983 года Господь отозвал его в вечность.

Поделитесь ссылкой на статью с друзьями в соцсетях. Божьих Вам благословений!

Предстоящие события

Нояб
15

15.11.2017 - 21.11.2017

You are here:   ГлавнаяБиблиотекаПрозаТри выстрела10. Вместо послесловия
Яндекс.Метрика pukhovachurch.org.ua Tic/PR Настоящий ПР pukhovachurch.org.ua Рейтинг@Mail.ru