14. Новая семья

Создано 22 Ноябрь 2015 Автор: В. Эннс Категория: Выброшенный ребенок
Просмотров: 741
Печать

П
риближался вечер. Ганс Петерс не спеша шел вдоль деревни. Около усадьбы Дерксенов он остановился, осматривая двор. Вот и уехали те, с кем он так часто общался. Сколько еще времени придется ему оставаться здесь, в этой так хорошо знакомой деревне? Погруженный в свои мысли, он вдруг увидел Иоганна.

–Иоганн, вы что, еще не уехали?

Мальчик медленно поднялся, со страхом посмотрел на спрашивающего и, узнав Петерса, ответил:

–Все остальные уехали, только меня не захотели взять с собой.

Ганс был добрым человеком. Немного подумав, он предложил:

–Ну, тогда пошли со мной. Побудешь пока у нас, а дальше Бог усмотрит.

Иоганн взялся за протянутую ему руку, и они пошли вместе.

–Мать, я привел Иоганна, – обратился Ганс к жене, переступив порог кухни. – Я нашел его лежащим у колодца Дерксенов. Они его не взяли. Но не может же он оставаться лежать там, у колодца! В конце концов, он не виноват, что так сложилась его судьба. Дай ему что-нибудь поесть, – Затем он повернулся к Иоганну и спросил: – А ты вообще-то кушал сегодня?

– Нет, и ничего не пил, – едва слышно прошептал Иоганн.

Хозяйка быстро приготовила покушать, и Иоганн с аппетитом съел то, что ему было предложено. Чтобы не смущать и без того испуганного ребенка, Петерс с женой вышли в другую комнату и закрыли за собой дверь.

– Мать, мне жаль бедного мальчика, – начал Ганс. – Что ты скажешь, если мы возьмем его?

Недолго думая, она ответила:

– Конечно, не может же он оставаться на улице. Пусть в нашей семье станет на одного мальчика больше.

Через короткое время они снова вышли в кухню, и хозяйка дома спросила:

– Ну, Иоганн, налить тебе еще?

– Нет, я больше не хочу, – отказался он и тихо заплакал.

Фрида присела около него и участливо спросила, что с ним.

– У меня болит голова, – ответил он.

Сердобольная женщина не выдержала и тоже заплакала, представив, как Иоганн стоял у колодца и со слезами смотрел, как уезжают его приемные родители. Ласково она положила руку ему на голову.

– Идем, я приготовлю тебе постель, и ты ляжешь спать. Спи спокойно, а утром тебе будет легче. Теперь ты будешь нашим; мы решили оставить тебя, если тебе у нас понравится. На следующий год мы тоже хотим уехать в Америку, и ты сможешь поехать с нами. Мы тебя здесь не оставим.

Эти теплые слова были бальзамом для израненного сердца Иоганна. Он лег в постель и вскоре мирно заснул.

Фрида занялась своими делами, но через время пошла посмотреть, уснул ли Иоганн. Только она вернулась, как у дверей появилась фрау Дик.

– Добрый вечер! А я думаю: пойду посмотрю, что это у них так много дел сегодня.

– Ну, – протянула хозяйка, – ненамного больше, чем обычно. Мой муж вечером привел Иоганна, и так как он целый день ничего не ел, я приготовила ему покушать и уложила в постель.

– О, значит, этот тип у вас?! А мы бы не стали заботиться о нем. Дерксенам следовало бы и дальше держать его у себя.

Для Фриды было мучительно больно слышать эти слова, и она хотела высказать гостье все, что думает о ней и о Зузанне Пеннер, но тут вошел Ганс.

– Ты уложила Иоганна?

– Да, он уже спит.

– А я только что сказала, что не стала бы брать мальчишку, – вмешалась Анна Дик.

Это для Ганса было уже слишком. Он не любил спорить, но всегда говорил то, что думает. Повернувшись к Анне, он резко заметил:

– Конечно, я в этом не сомневаюсь. Да я бы сделал все, что в моих силах, чтобы воспрепятствовать этому, так как тебе и Зузанне вообще не место в деревне. Из-за вас здесь столько споров и ссор!

От этих слов гостья покраснела как рак и не знала, что ответить. Фрида обрадовалась, что ее муж высказал то, что было у нее на сердце.

– Мне кажется, что вся деревня настроена против нас и Пеннеров, – обиженно проговорила Анна, – Как только кто-то поссорится, так сразу виноваты я и фрау Пеннер. Но лучше невинно страдать, чем обвинять других.

– Да, да, – перебил Ганс, – вы обе всегда невиновны. Ваши острые языки натворили немало бед.

Ты и сегодня пришла не просто в гости. Ты видела, что я привел Иоганна, и явилась лишь для того, чтобы уколоть и поиздеваться, – При этих словах он открыл дверь и сказал: – А теперь иди домой и подумай о том, что ты услышала. Мы всегда рады гостям, но для таких, как ты, у нас нет места. Спокойной ночи!

Анна поняла, что надо уходить, и, не сказав ни слова, вышла из дома. С чувством злобы, смешанной со стыдом, она поспешила к своей подруге, где в резких выражениях пересказала, что случилось у Петерсов. Зузанна с удовольствием слушала ее.

Ох, и досталось же Петерсам в их разговоре! Они упрекали их и в высокомерии, и в алчности. Они не верили, что Петерсы действительно возьмут к себе Иоганна, так как судили о них по мере своей испорченности.

Петя сидел как окаменелый в соседней комнате и слышал все, о чем они говорили. Он не мог всего понять, но в своей невинности чувствовал низость обеих женщин, и от этого чувства кровь стыла у него в жилах.

Иоганн хорошо выспался и чувствовал себя лучше, но во время завтрака не мог скрыть своей робости.

– Иоганн, – ободряла его Фрида Петерс, – теперь ты наш мальчик и должен чувствовать себя как дома, потому что отныне это твой дом. Если мы будем живы и здоровы, то на следующий год тоже отправимся в Америку, и тогда ты сможешь поехать с нами.

Иоганн заплакал от радости, что снова обрел мать, которая любит его. Ему требовалось побыть одному, и он побежал в сад. Здесь царил полный мир. На высоких деревьях сидели и звонкими голосами распевали свои песни птички. Солнце щедро заливало светом источающие аромат цветы, над которыми летали бабочки. Все гармонировало с настроением Иоганна, все, казалось, говорило ему: оставайся с нами; здесь, в этой семье, царит мир. Погруженный в свои мысли, он сел под деревом и стал вспоминать прошлое. Вдруг он в страхе поднял глаза: за забором послышались чьи-то голоса. Он тихонько подошел к забору и услышал, как две женщины говорили о переселении.

– Если нам придется переезжать, то я не стала бы волноваться из-за таких олухов, как Иоганн и Петя; я бы просто оставила их здесь. Но люди переживают о них больше, чем о переезде. Посмотрим, будет ли у Петерсов такое же сострадательное сердце и следующей весной, когда они тоже будут переезжать.

Иоганн не мог пошевелиться. Неужели эти женщины все знают? Может, они очень хорошо знают старосту Петерса? Неужели и эта семья оставит его? Не может быть! Разве фрау Петерс не сказала ему сегодня, что теперь он является их мальчиком и на следующий год поедет с ними? Нет, этого не может быть! Они не оставят его!

Тем не менее в сердце Иоганна опять зашевелилось сомнение и сам собою встал вопрос: что делать? Может быть, ему нужно пойти к маме Петерс и спросить ее? Или лучше уйти? Нет, это было бы неверно; разве они не приютили его на ночь и не дали ему поесть? Не находя ответа, он в отчаянии упал на землю и стал молиться: «Господи, пусть они не оттолкнут меня! Мама Дерксен всегда говорила, что Ты поможешь мне...»

Тут подошла Мария Петерс и спросила, что он здесь делает. Плача, он рассказал ей то, что услышал минуту назад. Девочка стала его утешать, называя своим братом.

–Если папа и мама сказали, что ты поедешь с нами, то так оно и будет. Идем к маме, она еще раз скажет тебе это.

Они зашли в дом. Иоганн все больше и больше успокаивался, так как новые родители заверили, что ему нечего бояться и не нужно верить всякой болтовне. Они советовали ему оставаться у них и еще раз сказали, что он обязательно поедет с ними, как и остальные дети.

Иоганн успокоился, и когда другие дети позвали его играть, пошел с ними в соседнюю комнату. Дети стали играть в прятки. Вскоре все было забыто – игра полностью поглотила их.

Вдруг во дворе залаяла собака. Иоганн выглянул в окно и увидел, как какая-то фигура отпрянула в сторону. Он вскрикнул; девочки сразу же выбежали из своих укрытий, в комнату поспешно вошла мать – посмотреть, что случилось. На вопрос, что с ним, Иоганн молча показал на окно. Мария быстро подошла к окну и успела заметить, как какая-то женщина перелезла через забор и исчезла.

– Там кто-то перелез через наш забор, – сказала она и посмотрела на Иоганна, который побелел как мел и дрожал всем телом.

– Что с тобой, Иоганн? – участливо спросила мать. – Ты заболел?

– Нет, злая женщина здесь! – дрожа от страха, ответил он. – Она снова хочет забрать меня.

– Нет, нет, дитя мое, отсюда тебя не заберет никакая злая женщина и никакой злой мужчина. Во дворе злая собака, и она никого чужого не пустит, – заверила мать и, обняв мальчика, усадила рядом с собой на скамейку.

Иоганн был вынужден рассказать о злой женщине. Мать с детьми в ужасе слушали обо всех мытарствах бедного ребенка.

Наступила зима. Для многих она пришла слишком рано, так как не все успели подготовиться к встрече с ней. Но она не спрашивала о готовности. Яростно напала она на окружающую местность и за несколько дней захватила ее. Почти три недели стояли сильные холода. Ездить было затруднительно: дороги занесло снегом. Однако Петерсу, как старшему старосте, приходилось часто выезжать в соседние деревни.

Иоганну не очень-то и хотелось на улицу; когда он приходил со школы и съедал свой обед, обе дочки Петерса почти каждый день придумывали новую игру. Постепенно Иоганн стал совсем другим: более приветливым и разговорчивым, и не таким робким в присутствии посторонних. А к старосте заходили многие – кто за советом, а кто просто посмотреть, как продвигаются приготовления к переселению.

Некоторые семьи, и среди них Петерсы, решили весной уезжать. Ганс, обремененный обязанностями старосты, часто не был дома, и его жене приходилось прямо-таки разрываться. Она хорошо знала, как нелегко приходилось мужу, на плечах которого лежали заботы обо всем и всех, и делала все, что было в ее силах. Нужно было упаковать нужные вещи, а ненужные продать. К весне все члены семьи были одеты в новую одежду. Иоганн также получил обновки; это еще раз убедило его, что он тоже поедет.

Однажды он пошел к Пеннерам и похвастался Пете, что получил новую одежду и теперь обязательно поедет. Он с восторгом говорил о поездке на пароходе, о том, как они будут там играть, о том, что увидит море и железную дорогу. Оба мальчика были так увлечены разговором, что не заметили, как к ним подошла фрау Пеннер. Она велела Иоганну немедленно идти домой, а Петю наградила подзатыльником. При этом она, уже в который раз, запретила ему водиться с Иоганном. Однако дети все равно встречались друг с другом.

Поделитесь ссылкой на статью с друзьями в соцсетях. Божьих Вам благословений!

AdSense

Предстоящие события

Нояб
15

15.11.2017 - 21.11.2017

You are here:   ГлавнаяБиблиотекаПрозаВыброшенный ребенок14. Новая семья
Яндекс.Метрика pukhovachurch.org.ua Tic/PR Настоящий ПР pukhovachurch.org.ua Рейтинг@Mail.ru