18. Помолвка

Создано 30 Декабрь 2015 Автор: В. Эннс Категория: Выброшенный ребенок
Просмотров: 675
Печать

П
рошло две недели. В воскресенье Трина вышла одна на дорогу. Несколько западнее их усадьбы лежала небольшая низменность, заполненная водой. Девушка направила свои шаги туда. Глянув в воду, она увидела, как беззаботно играют на отмели маленькие рыбки. Она хотела подойти поближе, чтобы лучше рассмотреть, как вдруг комочек земли скатился в воду. Рыбки мгновенно исчезли. И она подумала: вот так и Иоганну приходится постоянно быть начеку.

Трина уселась на берегу и погрузилась в свои мысли. Сколько времени сидела она здесь, девушка и сама не знала. Вдруг она очнулась и подняла глаза. Кто это на противоположной стороне водоема? Иоганн собственной персоной! Он стоял рядом с жеребцом, держа в руках поводья, смотрел на Трину и молчал. Но когда она подняла глаза, он приветствовал ее:

–Добрый день! Я не помешал?

Смутившись и в то же время обрадовавшись, она робко огляделась и сказала:

–О нет, я все равно уже собиралась уходить.

–Мне хотелось узнать, все ли вы здоровы, вот я и приехал.

–Это хорошо. Я как раз думала о тебе, и отец спрашивал сегодня, не приедет ли Иоганн?

Иоганн сел на лошадь и переехал вброд; затем он спешился, и они вместе направились к дому. Отец Трины как раз вышел из конюшни. Увидев дочь с гостем, он сказал жене:

–А я был прав: к нам идет Иоганн.

Мать подошла к окну и некоторое время смотрела на приближающуюся пару, затем заметила:

–Ну, мне кажется, теперь он будет часто приезжать. По всем признакам Трина по уши влюблена в него. Вот почему она так покраснела, когда он в прошлый раз хотел уезжать, а она стояла у двери и не знала, что сказать.

–Ну, мать, нет ничего плохого в том, что она разговаривает с Иоганном, – остановил ее отец.

–Да, но то, что ты рассказал о нем, звучит просто поразительно. Если бы Трина все это знала, она, возможно, не была бы так очарована им, – возразила мать и пошла в кухню.

Иоганн и Трина находились в летней комнате. Трина уже не была такой робкой, как в первый раз; она задавала вопросы, и сама рассказывала об их жизни. Иоганн с удовольствием слушал ее. Только бы ему не пришлось рассказывать о себе! Только бы Трина не стала расспрашивать о его детстве! Однако Трина затронула и эту тему.

–Об этом я расскажу тебе как-нибудь потом, -произнес Иоганн.

Вечер прошел в приятной обстановке, и, прощаясь, Иоганн пообещал вскоре снова посетить их.

И юноша еще не раз бывал здесь.

Наступила осень и принесла с собой сырость и холодные ветры. Это была пора забоя скота. На многих фермах засаливали свинину.

Жена Фалька как-то сказала ему:

–Нам тоже скоро придется забивать своих свиней, так как запасы сала подходят к концу.

Давид задумался: у него было намечено еще много дел к зиме.

– Я должен привезти несколько возов соломы и обложить ею дом; после этого можно заняться убоем скота. Я думаю, в следующий четверг мы этим и займемся. В понедельник и вторник мы с Триной будем возить солому, в среду я все приготовлю, а в четверг займемся убоем.

Для этого дела были приглашены некоторые соседи, которые прибыли под утро в четверг. В тот момент, когда они собрались садиться за стол завтракать, вдруг яростно залаяла собака. Трина сразу же вышла во двор, но ничего не увидела, так как было еще довольно темно. Она позвала собаку:

– Ну, что ты такой злой? Что случилось?

– Это он меня не узнал в темноте, – услышала Трина знакомый голос.

Это был Иоганн; он вошел во двор, держа коня под уздцы. Когда он проходил мимо окна и свет осветил его лицо, Трина воскликнула:

– Послушай, как ты узнал, что у нас сегодня забой скота?

– Твой отец в прошлое воскресенье пригласил меня, и вот я здесь.

– Тогда веди коня в конюшню... Нет, дай мне уздечку, я отведу его и дам ему корму, а ты заходи в дом и садись за стол. Все как раз начинают кушать!

С этими словами она исчезла вместе с лошадью в темноте. Иоганн остался стоять на месте; он был как во сне, пока не вернулась Трина.

– Ну, заходи!

Девушка открыла дверь, и Иоганн робко вошел в дом, а вслед за ним она.

– Доброе утро, Иоганн! А я думал, что ты забыл, – приветствовал его хозяин.

Пододвинув стул, он пригласил парня к столу. Иоганн сел. Это был первый забой свиней, в котором он принимал участие после того, как уехал из Восточной резервации.

Трина прислуживала за столом. Особенно внимательна она была к Иоганну, и когда его чашка с кофе была почти пуста, снова наполнила ее, не обращая внимания на возражения. Одна из женщин спросила хозяйку:

– Это тот самый Иоганн из Хайбодена в России?

– Да, это он, – ответила хозяйка.

После завтрака, как обычно, с полчаса еще поговорили, а затем со свечами и фонарями пошли в свинарник.

– Как мне кажется, Трина с Иоганном поженятся, – вычерпывая жир, высказала свои предположения одна из соседок.

– Ты думаешь? – отозвалась вторая.

– Да, да, я заметила за столом, что они видятся не первый раз – слишком уж она была внимательна к нему.

– Ну и пусть. По мне, так пусть женятся хоть сегодня.

– Да мне тоже все равно, просто я так думаю, – И, увидев приближающуюся хозяйку, она добавила: – Вот идет фрау Фальк; я попробую узнать что-нибудь у нее.

Хозяйка подошла и сказала:

– Смальца получилось больше, чем я думала. Что, уже седьмое ведро полное?

– Да, да, – подтвердила соседка, – но это совсем не много; ведь этот жир не только для вас одних.

Хозяйка быстро повернулась к ней.

– Ты думаешь, нам столько не нужно?

– Дело не в том. Просто мне кажется, что Трина скоро улетит отсюда с Иоганном, а ведь им тоже надо будет что-то иметь!

– Да, видимо, это будет уже скоро, – согласилась фрау Фальк, – но им много не нужно.

– Ты думаешь, что уже в эту осень они поженятся? – с любопытством спросила словоохотливая женщина.

– Да, в понедельник утром я сказала Трине, что если они хотят жениться, то пусть делают это скорее.

Хозяйка отошла. Но тут подошла Трина, чтобы что-то взять. Любопытная соседка воспользовалась этой возможностью.

– Ну, Трина, как нам кажется, ты скоро пригласишь нас на свой праздник?

При этом она с улыбкой посмотрела на девушку. Трина не знала, что ответить, и быстро вышла во двор. Она снова покраснела и подумала, что Иоганн заметит это. Подойдя к сараю, она прямо в дверях столкнулась с Иоганном. Тот заметил волнение Трины и вопросительно посмотрел на нее. Она опустила глаза, поставила ведро на пол и сразу же вышла. Когда она проходила мимо Иоганна, он спросил:

– Тебе нездоровится?

– Нет, все в порядке; ты думаешь так, потому что я снова красная? Я ничего не могу поделать с собой. Женщины спрашивают меня, когда я приглашу их на свой праздник.

– И что ты им ответила?

– Ничего; я не знала, что ответить.

Иоганн дал ей совет:

– Если они еще раз спросят, скажи им, что, возможно, в воскресенье.

Трина некоторое время стояла, потупив взгляд, а затем посмотрела на Иоганна и спросила:

– Иоганн, ты действительно думаешь так или просто хочешь немного подразнить меня?

– Нет, если ты скажешь им это, то я действительно так думаю.

Трина снова зашла в дом. Открывая дверь, она услышала слова матери, что они скоро поженятся. Одна из соседок, с улыбкой глядя на покрасневшую Трину, воскликнула:

– Слышишь, что говорит твоя мать? Теперь как можно скорее делайте свадьбу! Мы не намерены долго ждать. Так и скажи своему Иоганну.

Трина ушла в другую комнату, чтобы накрыть стол. Всё приготовив, она сказала об этом матери.

– Тогда я сейчас позову всех, – С этими словами мать вышла во двор и стала звать: – Идемте все пить кофе!

Все отложили свою работу и собрались за столом. Иоганн сидел один в конце стола. Одна из соседок заметила это и предложила Трине сесть рядом с ним:

– Пора привыкать, тем более, что мы все уже знаем. Садись рядом в доказательство того, что скоро будет свадьба.

Трине не нравились эти речи в присутствии родителей и соседей, но она молчала, борясь с охватившим ее смущением.

После кофе нужно было еще кое-что прибрать; Иоганн усердно помогал Давиду. Когда повсюду был наведен порядок, все зашли в дом и некоторое время провели в приятной беседе. Вскоре соседи разъехались по домам. Иоганн остался. После ужина вся семья села отдохнуть, так как все очень устали. Иоганн и Трина ушли в летнюю комнату.

– Трина, если у тебя ничего не изменилось по отношению ко мне, то мы сможем чудесно жить на моей ферме, – после неловкого молчания произнес Иоганн и выжидающе посмотрел на Трину.

Трина спокойно ответила:

– Иоганн, у меня все это серьезно; ты для меня самый хороший в мире. Люди уже знают о нас, и если ты говоришь, что можно делать свадьбу, то я готова!

При этих словах он прижал ее к себе, поцеловал и сказал:

– Тогда мы, если твои родители согласны, в воскресенье объявим о помолвке!

– Ах, Иоганн, – сияя от радости и положив руку ему на плечо, говорила Трина, – ты делаешь меня такой счастливой! Теперь у тебя всегда будет горячая пища; насколько это будет в моих силах, тебе не придется готовить себе еду!

Они решили спросить разрешения у родителей. Однако Иоганн не знал, как это нужно делать, и Трина тоже не знала.

– Мне ничего не нужно спрашивать, Иоганн; спрашивать должен ты. Я не знаю точно, как, но...

Тут она поспешно встала и вышла в кухню, так как услышала там голос матери. Собрав все свое мужество, она кивком головы позвала мать к выходу.

– Мама, мы с Иоганном согласились, чтобы в воскресенье сделать помолвку. Но что и как должен Иоганн спросить у вас?

С бьющимся сердцем она ожидала ответа матери. Та немного подумала и затем рассказала Трине, как это обычно делается, добавив:

– Мы уже давно знали, что рано или поздно это случится; что ж, заходите в дом. Я пойду в зал к отцу, и когда вы оба придете, мы сможем все обсудить.

Мать пошла к отцу, а Трина с трепещущим сердцем подошла к Иоганну и взяла его за руку.

– Пойдем, Иоганн; чем раньше мы начнем, тем скорее кончим!

Иоганн поднялся; он чувствовал смущение, но вскоре взял себя в руки и последовал за Триной в зал, где их радостно приветствовали.

Мы умолчим, о чем шел разговор между родителями и детьми; это были серьезные, решающие часы. Когда Иоганн с Триной вышли из комнаты, лица их светились радостью и счастьем. Они подсели к сестрам Трины и долго еще разговаривали.

Было уже поздно, когда Иоганн отправился домой, но никогда еще он не чувствовал себя таким счастливым, как в этот вечер. Ночь казалась ему светлее, чем обычно, и даже его жеребец, похоже, разделял его чувства и весело бежал рысью всю дорогу, так что через несколько часов они были дома. Здесь Иоганна встретил заливистым лаем пес, как будто и он что-то знал о счастье своего одинокого хозяина.

Управившись со всей неотложной работой, Иоганн лег в постель, но из-за радостного возбуждения долго еще не мог уснуть. Наконец глубокий сон одолел его. Проснулся он рано утром; ночью ему снился чудесный сон, который он долго не мог забыть: ему снилось, как счастливо он жил со своей Триной.

После завтрака юноша сказал сам себе: «Теперь мне нужно хорошо поработать, чтобы к воскресенью навести здесь полный порядок. В понедельник я приведу сюда свою Трину и покажу, как выглядит ее будущее жилище».

В субботу Иоганн съездил в город и сделал некоторые покупки. А вечером пораньше лег спать, чтобы ранним воскресным утром выехать из дома.

Наступил день Господень. Было еще темно. Жеребец бодро бежал по замерзшей дороге. Иоганн сдерживал его, чтобы тот не устал раньше времени. Иоганну было уже 26 лет, но за все эти долгие годы никогда еще не испытывал он такой радости, как сегодня. Он чувствовал, что теперь только начинаются для него солнечные дни.

Когда Иоганн въехал во двор усадьбы Фалька, из дома с сияющим лицом вышла Трина.

–Доброе утро! Доброе утро! – с улыбкой приветствовала она его, – Ты, наверное, еще не завтракал, Иоганн?

–Нет, но я не голоден. Я так рад, так рад! Для меня начинается такая прекрасная жизнь, что я не чувствую никакого голода.

–Но тебе нужно немного поесть, – возразила Трина. – Идем, я буду кушать с тобой.

И они пошли в дом, в то время как одна из сестер отвела жеребца в конюшню. Было еще слишком рано, чтобы ехать в церковь.

Иоганну пришлось сесть за стол. Трина села с ним рядом и тоже налила себе чашку кофе.

–Доброе утро! – поздоровался с ним Давид, выходя из зала.

Иоганн скромно поднялся со своего места и протянул ему руку, которую тот крепко пожал.

–Да, сегодня утром погода прямо-таки зимняя, -заметил Давид, – Наверное, будет мороз.

–Не знаю, – ответил Иоганн, – по-моему, еще не настолько холодно. Я, по крайней мере, холода не почувствовал.

После завтрака вся семья поехала в церковь, расположенную в нескольких милях от них. Иоганн ехал вместе с Триной; его жеребец гордо бежал рысью, как будто сознавая, что сегодня впервые везет свою будущую хозяйку. Во дворе церкви они встретили многих своих соседей. Когда те увидели Иоганна и Трину, им все стало ясно.

–Ага, это, наверное, жених с невестой, – заметил один из стоящих там.

– Ну, это с его стороны очень умно, – добавил другой, – так как одиночество – это плохо. А в лице Трины он нашел себе хорошую хозяйку.

Войдя во двор, Иоганн приветливо поздоровался со всеми и вслед за Триной прошел в помещение церкви. В вестибюле они сняли верхнюю одежду и вошли в зал. Присутствующие с любопытством вытягивали шеи, глядя на них, так как помолвка в то время была событием, приятно нарушавшим однообразие повседневной жизни. Вскоре появились певцы и запели прекрасный утренний гимн о заре вечности. Все пели с радостным сердцем. Иоганн думал о том, какой подходящий гимн был выбран, ведь для него действительно начиналась новая заря жизни.

Иоганн с Триной заняли места впереди, так как сегодня церковь была переполнена. Проповедник сказал прекрасную проповедь. В основание ее он взял место Писания, повествующее о том, как Иаков пришел к Лавану. Иоганна проповедь захватила; казалось, она была направлена непосредственно к нему. Трина едва могла сдерживать радость. После окончания проповеди пастор представил собранию молодую пару, которая решила вступить в брак.

–Жених – наш брат по вере Иоганн Петерс, невеста – Трина Фальк. Если у кого-то есть какие-то существенные возражения против этого союза, тот пусть сообщит об этом.

Тут Иоганн вспомнил о том, как Ганс Петерс однажды сказал ему, чтобы он из трех фамилий выбрал себе одну, «так как наступит время, когда тебе нужно будет использовать свою фамилию».

И вот этот момент наступил. Певцы запели заключительный гимн. Трина встала и в сопровождении жениха вышла во двор. После радостных приветствий и поздравлений они поехали домой.

Вскоре прибыли и родители, которые привезли с собой кое-кого из близких друзей. После обеда приехали и другие соседи, и друзья. Приветствуя жениха с невестой, многие говорили Трине:

– Этого дня, дорогая Трина, мы ждали давно.

Праздник продолжался в доме. Много пели, проповедник сказал речь, посвященную помолвке. Затем все стали пить кофе. И у гостей, и у хозяев было приподнятое настроение.

– Иоганн, – сказал один из соседей, собираясь отправляться домой, – тот шаг, который ты делаешь, я считаю правильным. Трина будет отменной хозяйкой, мы хорошо знаем эту семью, – И он протянул ему на прощание руку, – Не забывайте приезжать сюда!

Гости спешили домой, так как нужно было кормить скотину.

Поделитесь ссылкой на статью с друзьями в соцсетях. Божьих Вам благословений!

AdSense

Предстоящие события

Нояб
15

15.11.2017 - 21.11.2017

You are here:   ГлавнаяБиблиотекаПрозаВыброшенный ребенок18. Помолвка
Яндекс.Метрика pukhovachurch.org.ua Tic/PR Настоящий ПР pukhovachurch.org.ua Рейтинг@Mail.ru