Тарасова Наталия

— Здравствуй, я к тебе.

— Здравствуй…

— Не узнала?

— Что-то не припомню.

— А ведь я твой близкий друг.

— Мой друг? Смешно. Я хорошо знаю всех своих друзей, а тебя, похоже, вижу впервые.

— А ведь мы провели вместе много времени. И это было особое время для тебя.

— Особое время? О чем это ты?

— Хорошо, я тебе напомню.

… Тебе семнадцать, ты сидишь на подоконнике в своей комнате, тебе плохо. Родители тебя не понимают, друзья оставили, и жизнь кажется никчемной, пустой. Тогда, глядя в звездное небо, ты произносишь…

— Бог, если Ты есть, то откройся мне… Да, я хорошо помню тот вечер. Сколько лет прошло!

— А вот еще один момент — тяжесть греха давит тебя, и ты плачешь. Кажется, что ты летишь в огромную пропасть, черную пропасть, и спасти тебя некому…

— Я видела огонь ада, мне было так плохо. Но Иисус помог мне, протянул Свою руку, подхватил меня, спас. Да, ты действительно много знаешь обо мне.

— Говорю же, я — твой близкий друг. Я прихожу в особое время, важное время. Вот совсем недавно, когда спали дети и твой муж, мы снова были вместе. Не помнишь?

— Помню, мне не спалось, я не знала почему. Дети так сладко сопели в своих кроватках, за окном была метель. Я долго смотрела на ночной город, а потом молилась, разговаривала с Богом, даже пела…

— Ну и ?

— Да, я узнала тебя. Узнала по тихим шагам и мягкому голосу, по горечи и боли, которую ты часто приносишь в мое сердце. Ты — мое ОДИНОЧЕСТВО.

— Да это я.

— Но почему ты приходишь ко мне? Почему Бог допускает это?

— Чтобы Его голос ничего не заглушало, чтобы его Слово было острым словно меч, а утешение нежным, чтобы ты остановилась среди суеты и …

— Чтобы я думала о небесном больше чем, о земном, чтобы я училась прощать, тех, кто причинил мне боль…

— И просто, чтобы ты побыла наедине со своим Отцом, любящим Отцом.

— Ну что же, тогда добро пожаловать… ОДИНОЧЕСТВО.

© 1968 - 2019

Мы в соцсетях: